Бритоголовые против «АНТИФЫ» (Часть 2)

 

В Нижегородском областном суде продолжается слушание дела группы «Антифа — R.A.SH», рассказ о которой мы начали несколько номеров назад. И чем дальше это самое дело разбирается, тем более запутанным становится казавшийся поначалу банальным сюжет. Не складываются кусочки мозаики в законченную картину в версии следствия и обвинения. Давайте поподробнее остановимся на некоторых моментах, которые заставляют задуматься.

Итак, фабула проще пресловутого Колумбового яйца. Несколько молодых нижегородцев, возможно, под впечатлением от прочтенной в школьные годы «Тимура и его команды», решили, что добро должно быть в наше время с кулаками, а также с колюще-режущими предметами. И начали отлов доморощенных фашистов (что, собственно, и следует из первой части названия их «организации»). Нациков ловили, не чтобы их пивом с сухариками напоить, а чтобы профилактических оплеух взвесить и немного ножиком порезать. Так, по крайней мере, воспринимает «Антифу» среднестатистичный обыватель.
Однако у следствия есть на этот счет своя, мягко говоря необычная, версия. Причем сплетена она столь искусно, что на суде в ней запутался не только гособвинитель, но и судья, которая в конце концов, видимо, не надеясь на секретаря, сама начала конспектировать прокурорские речи и в легкой растерянности и с сочувствием поднимать на последнего глаза, когда он умудрялся произнести подряд три фразы, каждая из которой противоречила двум другим.
Вообще, изначально обвинение звучит серьезно. По мнению следователя Блиновой, еще в 2007-м году некто Альберт Гайнутдинов создал эту самую «Антифу», любезно пригласив затем в нее еще четверых подельничков: Артема Быстрова, Дмитрия Колесова, Олега Гембарука и Павла Кривоносова. То бишь, по мнению следователя, которое она зачем-то вписала в обвинительное заключение, таким образом Гайнутдинов создал «экстремистское сообщество». А теперь, на минуточку, займемся буквоедством. Вот Верховный Суд Российской Федерации в одном из своих постановлений наивно считает, что создать «экстремистское сообщество» может только несколько человек. Ну, хотя бы, два. А не какой-то Альберт Гайнутдинов в количестве одной штуки, как считает Блинова. В прокуратуре вообще должны были, дочитав до этой интересной мысли, сказать «фу-фу-фу!» и отослать дело обратно следаку для работы над ошибками.
Ладно, идем дальше. Как вы думаете, для чего, по мнению правоохранителей, создавалось сообщество? Вот не поверите: «для совершения преступлений по мотивам ненависти к социальным группам «скинхеды», «футбольные фанаты» и «состоятельные граждане». Дальше еще веселее: «должны были заниматься свержением государственного строя и установлением анархии». Ага, так и просыпаюсь в холодном поту, когда снятся пять нижегородских мальчишек, едущие в Москву на «Сапсане», переоборудованном в бронепоезд, от которого драпают в ужасе все бронекопытные дивизии Московского военного округа. Как говорится у Вайнеров, «тебе бы, начальник, романы писать!..».
Но чем черт не шутит, пока боженька с похмелья подушку давит — вдруг все действительно серьезно было: склады оружия, деньги мировой закулисы и прочие атрибуты, указывающие на то, что молодежь тут не шутки шутит, а все у них по-взрослому? Увы, даже захудалой подпольной типографии у студентов не нашли. Вся их антигосударственная деятельность выразилась в трех мордобоях со скинхедами, которым даже до категории «состоятельные граждане» (ну, чтобы статью за разбой или грабеж в дело подшить было можно) как до Луны на байдарке. А тут максимум — средние и легкие телесные. Что характерно, потерпевшие, Дмитрий Редькин, Сергей Алексин и Олег Калинин, никаких претензий к своим спарринг-партнерам по мордобойке не имеют и потерпевшими быть не желают. Еще момент. Тот же Гембарук в момент нападения на Редькина вообще был несовершеннолетним, следовательно, и судить его за эту историю нельзя.
Следующая нестыковычка. Точнее, не нестыковочка, а прям шабаш некомпетентности какой-то. Есть в деле такой свидетель, как некий Александр Черный. В протоколе, подписанном им и следователем Блиновой, сказано все «как надо»: будто он вступил в «Антифу» в 2007-м году, но потом понял, что свергать государственный строй нехорошо, ему стало стыдно, и в конце концов, терзаемый раскаянием и тревогой за судьбу страны, он сам пришел к доброй тетеньке Блиновой и чистосердечно покаялся, рассказав ей все-все-все о своих бывших партайгеноссе. Нет, конечно, если предположить, что под псевдонимом Черный скрывается старина Вольф Мессинг, то все встает на свои места. Иначе как допустить, что через несколько лет после расставания с «Антифой» Александр узнал, что бывшими корешами интересуется полиция и именно следователь Блинова, что сидит она по такому-то адресу, в таком-то кабинете, куда его пропустят в дежурной части без всяких повесток? Госпожа Блинова, тем не менее, утверждала, что все прямо так и было: не виноватая она, он сам пришел; бумагу с ручкой чуть силой не вырвал в благом порыве патриота-разоблачителя… Мистический флер этих прямо-таки «Секретных материалов» развеял сам Александр Черный. Он поведал, что пришел все-таки не по наитию свыше, а по повестке. И опыт общения с сотрудниками Центра «Э» у него имеется. Причем не самый положительный. Якобы на предыдущих допросах его пытали, сажая в «конверт» (особый способ связывания неразговорчивых подозреваемых или свидетелей с целью завязать непринужденный диалог со следователем). Так это или нет, пусть теперь прокуратура выясняет. Но, по словам Черного, сидеть снова «конвертиком»  ему было не по кайфу, оттого он не глядя подписал все любезно предложенные ему бумаги. И кстати, зря не читал. Мог бы указать Блиновой на ее очередной сюрреализм. Вот пишет Черный (рукой Блиновой), что в «Антифу» вступил в 2007-м году. Чуть дальше, что с Альбертом Гайнутдиновым познакомился… в 2009-м. Такое ощущение, что один из двоих, либо свидетель, либо следователь, жестко и давно сидит на антидепрессантах.
Не меньше порадовала оперуполномоченная Г. из Центра «Э». Она как раз занималась оперативной разработкой этих пятерых студентов, но на между делом заданный вопрос о том, когда она узнала, как называется вся эта команда, простодушно ответила, что ей название только потом следователь сказала. Блин, чуть от смеха авторучкой не подавился.
Давайте еще поулыбаемся. Порцию веселого настроения обеспечат показания секретного сотрудника полиции Шамаевой. Ее фамилию мы приводим полностью, поскольку это никакая не фамилия, а оперативный псевдоним, который наверняка уже поменяли. Если такой информатор действительно существовал, в чем есть некоторые сомнения. Ибо уж все как-то надуманно. Будто какие-то люди таскают с собой ножи, собираются в кафе, готовятся свергать существующий конституционный строй и начать собираются — о ужас! — с «повреждения полицейского автомобиля».  Безусловно, мысленно проткнутые колеса патрульной машины есть расшатывание устоев государства, если не сама государственная измена!
К сожалению, на этой оптимистической ноте показания Шамаевой теряют яркость красок. Она, наверное, старенькая очень, поскольку сплошные симптомы болезни Альцгеймера: тут помню, там не помню. То есть, про полицейскую машину и ножи она мало-мало помнит, даже имена-фамилии «заговорщиков» припоминает. А вот кто как выглядит, где учится, чем увлекается (хотя бы роста какого, блондин-брюнет, курит-не курит и т.д.) — не помнит, как отрезало! Вообще-то если редактору какой-нибудь журналист принесет материал, в котором «кто-то, кое-где, порой…», то сразу ясно, что писалась статья в кафе напротив, и в номер ее вряд ли пустят. Так и в полицейской практике агентурной работы: сообщения от источника должны содержать четкое перечисление места, времени, действующих лиц, по возможности развернутые описания этих лиц на случай их неизвестности куратору или его начальству и т.д. А шамаевские показания — сочинения первоклассника на тему «Как я провел этим летом». Но больше похоже на написанную за полчаса опером отсебятину, дабы укрепить позиции обвинения. А начальник  за эти «Сказки Венского леса» сыскаря не дрюкнул только потому, что именно в начальственных интересах, чтобы дело не развалилось в суде.
На фоне перечисленных фактов давайте изумимся: на фиг вообще это дело кому упало? Такие сюжеты любой районный опер на корню в «отказник» зарубает, поскольку ни потерпевшие потерпевшими быть не хотят, ни статьи серьезной у подозреваемых не вырисовывается, а один вообще малолеткой был на момент мордобития. Увы, не все так просто.
Есть кое-какие факты, которые не так очаровательно забавны, как непосредственность оперуполномоченной Г. и полет фантазии следователя Блиновой. К сожалению, в цельную картину они пока не складываются, но на серьезные размышления наводят.
Начнем с того, что судят-то только троих из «Антифы». Далеко не «основных». Основатель веселой компании Альберт Гайнутдинов и его ближайший помощник Артем Быстров как-то очень удачно в самый ответственный момент испугались и убежали отдыхать за границу. Правда, на любимый «системными оппозиционерами»  Лондон денег не хватило, поэтому пришлось ехать на Украину. Но эмиграция у них получилась какая-то неспокойная. Разумеется, сотрудники Центра «Э» объявили их в розыск. Что, однако, загадочным образом не мешает Альберту периодически приезжать в Россию. И, по слухам, встречаться в Москве с… довольно высокопоставленным офицером ФСБ из центра противодействия экстремизму. И офицер этот — какое совпадение! — ранее работал в нижегородском УФСБ по линии бывшего 5-го управления по «борьбе с терроризмом и защите конституционного строя».  Конечно, приятно встретить в столице земляка и попить с ним кофе, и не беда, что он в розыске и что в ранешние времена находились совсем по разные стороны баррикад!  Или мы чего-то не знаем и «баррикады» имели точки соприкосновения?
На ум приходит давняя история с нижегородским отделением РНЕ.  Когда чересчур активные баркашовцы утомили областные и городские власти своими играми на публику, руководство ГУВД получило недвусмысленную команду «фас!».  Но последующие события сначала удивили оперативников, пытавшихся честно этот «фас!» исполнить, а затем начали вызывать у них сардонические ухмылки. После первых же задержаний функционеров нижегородского отделения РНЕ начались звонки от чекистов. Выходило, что Иванов, например, ценный информатор, Петров – агент влияния, Сидоров – талантливый секретный сотрудник, и так далее. Прямо как в песне Высоцкого: «Был чекист, майор разведки и прекрасный семьянин…» Выходило, что вся верхушка РНЕ – агентура «старших братьев». Чтобы не тянуть кота сами знаете за что, милиционеры, когда в кабинет вводили следующего задержанного, просто протягивали ему список телефонов офицеров с улицы Воробьевки, проворчав: «Вот. Выбирай, который твоего куратора, и звони. Личные вещи на выходе получишь». Но прок от этой провальной операции все-таки был. После того как все руководство нижегородского отделения РНЕ (Русского национального единства) навестило «милицейские застенки» и ни один там не остался, у них наступило прозрение. Еще бы, каждый считал себя единственным и неповторимым Штирлицем в стане врага, а оказалось, что штирлицы тут абсолютно все. Согласитесь, неудобно как-то общаться после этого с товарищами, которые знают, что ты на них доносы строчил, да и они, гады, небось, про тебя  еще и похлеще понаписали! В результате нижегородские баркашовцы плавно самоликвидировались.
Похожая, но более лихо закрученная история позднее приключилась с нижегородским отделением партии «Родина». Но в данном материале описывать ее неуместно, да и засекречено там многое до сих пор так, что мама не горюй, привлекут еще за разглашение гостайны.
Второй интересный факт. Не думаю, что он напрямую связан с первым, но не менее интересен. Речь идет об одном из адвокатов «Антифы». Конкретно о Дмитрии Динзе. Он примечателен тем, что, во-первых, высокооплачиваемый. Во-вторых, с некоторых пор известен как ярый защитник всяких долбодятлов, типа питерской «Войны», с которой тесные интимно-дружеские отношения поддерживали наконец-то усаженные в тюрьму «Бешеные вагины». Защищал Динзе и активистов из компании вконец упертой либерал-экологички Евгении Чириковой, которые все равно сели за погром, учиненный в химкинской администрации. То есть, как видим, клиентов его все равно сажают. Но перед этим они успевают как следует попиариться на тему «разгула и беспредела» в «этой стране»...

Александр КОБЕЗСКИЙ

Запись опубликована в рубрике Криминальные нравы. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *