Станет ли сделка по «Трансинкору» политической бомбой? Часть II

«ЛС» писала о сканадальной реализации пакета акций ОАО «Транспортная инвестиционная корпорация». Казалось, что тема закрыта и ей должны заниматься правоохранительные органы. Но покупатель «Трансинкора» Алексей Болкуневич, который до последнего времени возглавлял это предприятие со 100-процентным участием государства, решил вести против журналистов «информационную войну». Что ж, давайте продолжим тему.

Как 179 превратились в 70
Напомним некоторые насущные детали сделки по «Трансинкору». Предприятие с уставным фондом в 179 миллионов рублей было оценено «независимым оценщиком» в 70 миллионов. По этой стартовой цене, не увеличенной ни на копейку, на «открытых торгах» предприятие было выкуплено его генеральным директором Болкуневичем.
Сопоставив эти две цифры – 179 и 70 миллионов, ряд депутатов Законодательного собрания Нижегородской области резонно засомневались в эффективности реализации пакета акций этого по сути государственного актива для бюджета области. К делу была подключена Контрольно-счетная палата области, которая сделала отчет о результатах проверки. Согласно этому отчету КСП, оценщик счел возможным принять рыночную цену приватизируемого государственного предприятия «Трансинкор» равной стоимости имущества предприятия (основных средств) без учета стоимости бизнеса корпорации ввиду небольшой прибыли от ее деятельности. Прибыль за 2011 год оценивалась в прогнозе в 2,5 миллиона рублей.
Якобы оценщик рассуждал так. Раз уставный капитал составляет 179 миллионов, а стоимость имущества 70 миллионов, то при прибыли в 2-2,5 миллиона окупаемость бизнеса возможна только за десятки лет. Поэтому его и «обнулили».
Кроме того, оценщик негативно оценил риски в работе предприятия. Отсюда и такая, мягко говоря, скромная оценка.
К Болкуневичу много вопросов
Покупателю актива Алексею Болкуневичу виртуально были заданы вопросы. Среди прочих речь шла примерно о следующем. Откуда у руководителя госпредприятия свободные 70 миллионов рублей для покупки «нулевого бизнеса»? Зачем он купил этот «нулевой бизнес»? Или он все-таки таковым не является и оценка была сделана как раз под «аппетиты» Болкуневича?
Масса вопросов была и к организаторам торгов. К аукциону не были допущены два участника, которые явно хотели идти по пути повышения цены пакета акций «Трансинкора». Что там случилось? Почему при двух участниках цена акций все равно осталась равной стартовой стоимости, и не был ли господин Метлин «ширмой» для Болкуневича, чтобы не создалось впечатления, что участник торгов реально один? И много прочих вопросов и к Болкуневичу, и к организаторам торгов вертятся на языке.
Болкуневич резонно решил в других СМИ ответить на некоторые из вопросов и параллельно повел свою «информационную войну» против виртуальных врагов. Это для нас очень хорошо. Потому что возникает повод – продолжить тему.
Всех интересует: откуда у руководителя ГП такие деньги? Он заплатил за акции «своего» предприятия аж 70 миллионов рублей. Алексей Петрович утверждает, в одном из «рекламно проплаченных», как мы считаем, интервью, что 70 миллионов ему дал друг из бизнеса взаймы. Есть, дескать, официальный договор займа. И Болкуневич обязался этот долг отработать и вернуть.
Вы в это верите? Кто из уважаемых читателей даст в долг 70 миллионов рублей руководителю ГП, который при скандальных обстоятельствах с уголовным оттенком покупает это предприятие? Причем предприятие с нулевым бизнесом! Ни один здравомыслящий человек этого бы не сделал. Скорее всего, по нашей оценке, этот официальный договор займа просто бумага, за которой ничего нет. Просто «отмаз» для тех, кто будет проверять обстоятельства сделки и источники проплаты пакета акций.
Болкуневич в интервью сообщает, что если привлечь частные инвестиции, сократить людей в «Трансинкоре», а также еще кое-что оптимизировать, то это будет хороший бизнес. Особенно при низкой стоимости кредитных ресурсов и больших оборотах. Возникают резонные вопросы. Почему независимый оценщик не учел при оценке пакета акций ОАО «Трансинкор», как получается, огромную свободную нишу на нижегородском рынке лизинговых услуг и колоссальные возможности этого предприятия, которые открываются при его приватизации? На самом деле, в отчете по оценке объекта все это есть. В том числе и краткая характеристика «рынка лизинговых услуг». Есть в нем даже анализ общей экономической ситуации в отдельной главе «Анализ отрасли и окружения».
Болкуневич жалуется, что никто сейчас не говорит о внешней конъюнктуре, особенно в кризисные времена. А это, дескать, и учтено «независимым оценщиком». Почему же оценщик проглядел радужные перспективы, что рисует уважаемый Алексей Петрович, который готов отработать и вернуть долг в 70 миллионов?
Все это говорит только о том, что, как ни крути, оценка в 70 миллионов была явно заниженной. И она, при учете всех обстоятельств (недопущение двух участников торгов, ангажированность Метлина и т.д.), по нашей оценке, была сформирована под коммерческий интерес Болкуневича.
ГП – это «кормушки» для чиновников
Существенная часть доводов гендиректора, а теперь и собственника, ОАО «Трансинкор» базируется на том, что вопрос оценки сложный. Поэтому часть депутатов Законодательного собрания области направила свой гнев на «независимого оценщика». Ведь и министерство государственного имущества и земельных ресурсов Нижегородской области, и руководство ОАО «Трансинкор» сейчас прячутся за оценщика.
На заседании комитета ЗСНО, где рассматривался отчет Контрольно-счетной палаты, прозвучала реплика о том, что оценщик, выиграв конкурс, давно работает с министерством. Это вызвало только язвительные реплики депутатов. Кроме того, депутаты, если не ошибаюсь, потребовали от министерства порвать отношения с оценщиком и обратиться в саморегулируемую организацию оценщиков, чтобы у этого исполнителя работ забрали лицензию.
Разве непонятно, что наезд на оценщика — это от бессилия? Ведь все всё понимают. Что по сути пытается доказать Болкуневич? Эзоповым языком он тонко намекает на нижеследующее, по нашей оценке. Он пришел в ГП «Трансинкор», когда оно дышало на ладан. Болкуневич, трудясь в поте лица, переломил ситуацию. Это предприятие превратилось в финансово-стабильное, но не очень прибыльное. А вот в условиях частного владения оно станет суперприбыльным, и Болкуневич не только вернет 70 миллионов щедрому и отважному неизвестному другу-бизнесмену, но и хорошо заработает на этом.
Это обычное «бла-бла-бла» от того, кто всех «сделал». На самом деле, многие из наших госпредприятий при власти — это отличные «кормушки», где минимизируется прибыль. Явно или неявно эти ГП участвуют в различных схемах и проектах властей. Типа финансирования почившей в бозе телекомпании «Кремль». Потом руководство ГП по совокупности заслуг перед «партией и правительством» получает «отмашку» на приватизацию предприятия по минимальной цене. Все прикрывают этого покупателя, начиная от профильного министерства. А все, кто выступает против, подкуплены конкурентами, они не разбираются в банковских операциях, и вообще их точки зрения и оценки вызывают только улыбку.
Хорошо, еще вопрос к Болкуневичу. А если бы цена ОАО «Трансинкор» составила на реально открытых торгах не 70, а 100 миллионов? Дал бы его друг-бизнесмен в долг и 100 миллионов? Или, по максимуму, он готов был только на 70 миллионов? Я думаю, что все понимают нелепость доводов Болкуневича, который «черное» выдает за «белое». Он работал в ГП, там был нулевой бизнес. Теперь Болкуневич утверждает, что в своем частном бизнесе он там все устроит, что прибыль польется рекой. И его кредитор не будет разочарован. Почему же Болкуневич не сделал нам из «Трансинкора» конфетку до приватизации? Кто ему мешал? Невыгодно хорошо работать, зарабатывать и показывать настоящую прибыль, потому что потом это предприятие не приватизируешь из-за высокой рыночной цены?
Тут есть за что воевать
У меня лично нет никакого доверия к доводам Болкуневича. Я оцениваю его тексты как проплаченную «информационную войну», в которой он обречен проиграть. Потому что глубинно, сущностно не прав. И тот факт, что он охотно тратит средства на «войну», говорит о том, что тут есть за что воевать. Перехвачен отнюдь не «нулевой бизнес». И от этой гипотезы не уйти.
С моей точки зрения, «Трансинкор» имеет преимущественную позицию на рынке лизинга в транспортной сфере, имеет обширные связи в административной сфере. А значит, у этого ОАО хорошие шансы выигрывать конкурсы и тендеры. По сути, это пусть и неоднозначный, но бренд. Отсюда, как ни крути, явная заниженность и стартовой цены «Трансинкора», и цены продажи. Понятно, что для минимизации стоимости сделки был запущен системный механизм. И кто бы ни прикрывал Болкуневича и Ко от правоохранительной системы, от СМИ, тут прикрыться будет не очень просто. Пока доводы Алексея Петровича остаются смешными. Он не готов к разговору «по чесноку», а значит, журналисты вряд ли будут смотреть на «дело «Трансинкора» с широко закрытыми глазами.

Виктор ДЕМЕНЕВ

Запись опубликована в рубрике Скандал недели. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

1 комментарий: Станет ли сделка по «Трансинкору» политической бомбой? Часть II

  1. Страж говорит:

    Ничего себе сделочка! Дураку понятно, что Болкуневич лишь дольщик в этой сделке и формальный 100%-ный акционер. А вот, кто же в действительности стал обладателем данного бизнеса? Может высшие чины Мингосимущества?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *