«Пьяное побоище»

 

У нас в стране любят отмечать исторические даты, а особенно годовщины тех или иных сражений. Правда, преимущественно тех, которые завершились победоносно. Все знают, скажем, о Куликовской битве, в которой объединенное русское войско билось с ханом Мамаем. А вот о произошедшем за несколько лет до этого не менее грандиозном побоище на реке Пьяна вспоминать как-то не принято…

ИДЕТ АРАБ-ШАХ!
В XIV веке нравы на Нижегородчине царили весьма свое-образные. Жители города, который в то время являлся самым восточным форпостом Суздальско-Нижегородского княжества, весело коротали время: ловили рыбу, собирали дань с мордвы и постоянно отмечали какие-то праздники. Дела шли неплохо, пока в 1374 году через нижегородские земли не попытался проехать посол хана Мамая (правившего тогда большей частью Золотой Орды) некий Сарайка со своей многочисленной свитой. Дорогой они, как показалось нашим предкам, вели себя вызывающе. Вследствие этого нижегородцы, забыв о неприкосновенности послов, взяли да и напали на татар. Свита была перебита, а самого Сарайку с частью приближенных заточили в тюрьму. Поначалу за узников, видимо, хотели получить какой-нибудь выкуп, но потом решили попросту взять да и убить. Сарайка каким-то образом узнал о готовящейся казни и в последний момент устроил побег. Однако далеко не ушел и прямо на территории кремля был растерзан нижегородцами.
Когда весть о ничем не мотивированном убийстве посла дошла до Мамая, он решил предпринять серию карательных походов на нижегородские земли. Первой Мамаеву разграблению подверглась область Запьянская. Однако князь Суздальско-Нижегородский Дмитрий Константинович в ответ нанес контрудар, совершил поход на Казань и разграбил ее. Тогда разъяренный Мамай приказал служившему ему хану Араб-шах Муззаффару готовить большой поход на Нижний Новгород. Этот товарищ, который, по словам летописца, был крайне свирепым и могущественным воином, хотя и малого роста, известен у нас под именем Арапша. Эта кличка, вероятно, появилась в результате простого сокращения имени Араб-шах. То был действительно знатный воин, причем прямой потомок Джучи – старшего сына Чингисхана.
Летом 1377 года татарское войско двинулось в путь. Весть о его приближении заблаговременно дошла до князя Дмитрия, поэтому в землях Суздальско-Нижегородского княжества удалось сформировать сильное войско для отпора противнику. В него вошли владимирский, переяславский, муромский, юрьевский, ярославский и другие полки. Поначалу армию собирался вести сам московский князь Дмитрий Донской, однако в итоге командование полками возглавил молодой княжич Иван Дмитриевич, сын Дмитрия Константиновича, участвовавший в предыдущем году в удачном походе против ставленников Мамая на средней Волге. Настроение у рати поначалу было самое что ни на есть воинственное, и в конце июля она смело двинулась на юг навстречу врагу.
Однако когда войско подошло к Пьянскому перевозу, военачальники узнали от местной мордвы, что никаких татар тут нет и что Арапша ушел на Каму. Легко поверив этим сказкам, русичи тут же расслабились и от нечего делать решили позабавиться в степи Перевозской. Благо погода стояла теплая и солнечная, благоволившая хорошему досугу. Воины сняли с себя всякие доспехи и стали – кто ловить рыбку, кто охотиться на зверей, а кто просто бражничать. При этом многие сняли с себя не только доспехи, но и всякую одежду. «Аки в бане растрепахуся», — писал летописец. 1 августа, в праздник Спасова дня, праздное и пьяное настроение еще больше повысилось и забавы еще более усилились. Перепившие ратники храбрились и кричали, что каждый один пойдет на сотню татар.
«С ПЯТИ СТОРОН УДАРИЛИ ОРДЫНЦЫ»
Никто и не подозревал, что опасность поджидает совсем рядом. Хитрый Араб-шах Муззаффар заключил союз с мордвой, а его войско сидело неподалеку в засаде, только и ожидая удобного момента. По всей вероятности, когда мордовские лазутчики сообщили, что русское войско полностью утратило боеспособность и в полном составе находится в нетрезвом состоянии, Арапша и решил нанести удар. Это произошло утром 2 августа. Вот как описывает произошедшее писатель Станислав Пономарев в книге «Быль о полях бранных»: «С пяти сторон ударили ордынцы по русскому боевому стану. Руссы сначала не поняли, что произошло. А когда поняли, то ничего не успели предпринять. Едва ли десятая часть всего воинства нижегородского, суздальского и ярославского успела схватиться за оружие. Их без труда побили стрелами. Кольчуги, щиты, мечи беспечных ратников лежали неразобранными в обозе или где попало. А копья и сулицы многих даже не были насажены на древки...Визг татар и хриплая ругань атакуемых полубезоружных людей, грохот многих тысяч копыт и звон бранной стали слились в единый могучий гул. Араб-Шах Муззаффар наблюдал за избиением руссов с вершины небольшого холма». Русским «войском» мгновенно овладела жуткая паника, полуголые ратники, не помышляя о сопротивлении, беспорядочными толпами ринулись к реке, надеясь найти за ней спасение.
Пьяна в этом месте была не шире 50 метров, и если бы переправа происходила при порядке, едва ли тут мог бы погибнуть хоть один человек. Но ни о каком порядке не могло быть и речи. Лавина из сотен обезумевших конных и пеших людей, из которых каждый думал лишь о своем собственном спасении, ринулась в воду, прямо по телам затоптанных и утопающих, стремясь вырваться из страшного месива. В результате из каждых десяти бросившихся в реку только двоим или троим удавалось достигнуть противоположного берега, остальные, не добравшись и до середины, шли на дно.
Та же участь постигла и воеводу Ивана Дмитриевича. Вскочив в чем мать родила на коня, он вместе со всеми бросился в Пьяну, однако вскоре свалился и потонул. Только у брода, где стоял Звенигородский полк под командованием московского воеводы Федора Свиблы, русские оказали героическое сопротивление нападавшим и даже отразили несколько атак, но в итоге все равно были изрублены…
Опьяненное легкой победой войско Араб-шаха сразу же двинулось прямиком на Нижний Новгород и уже 5 августа стояло у стен его. Князь Дмитрий Константинович с частью населения в панике бежал в Суздаль, оставив остальных жителей на произвол судьбы. Никакого штурма не было. Оставшиеся совершенно беззащитными нижегородцы только лишь просили о пощаде, но татары не проявили доброты. «Два дня лилась кровь христианская», — сообщал летописец. 6 августа весь город и его церкви были превращены в груды пепла. Убив почти всех мужчин, татары захватили в плен их жен и детей, после чего убрались восвояси. Дорого обошлось Нижнему убийство посла Сарайки, фактически город был стерт с лица земли. Вернувшиеся вскоре выжившие жители обнаружили на его месте только тлеющее пепелище.
МОРДВУ ВОЛОЧИЛИ ГОЛОЙ ПО ЛЬДУ И ТРАВИЛИ СОБАКАМИ
Нагорная мордва, обрадовавшись опустошению Нижнего Новгорода Арапшей, также вздумала свести счеты с русскими. Произошло несколько набегов на сгоревший и еще не оправившийся город. Неожиданно появляясь из многочисленных лесов, окружавших Нижний, мордвины нападали на его окрестности и грабили их, а также устраивали поджоги. Однако тем самым они только разозлили нижегородцев, которые не могли простить им того вероломства и предательства, которое мордва учинила перед пьянским побоищем. В итоге зимой 1377 – 1378 годов было снаряжено карательное войско под предводительством Бориса Городецкого и двоих сыновей князя Дмитрия Константиновича – Симеона и Василия. Оно победоносно прошло по мордовской земле, в том числе по Запьянью, опустошая все на своем пути. Все попавшиеся на дороге русского войска поселки были нещадно сожжены, а население частью было перебито, частью взято в плен. По выражению летописца, «всю мордовскую землю пусту сотворити». Пленников после их доставки в Нижний Новгород ждала страшная расправа на глазах у народа. Мордвинов голыми волочили по льду Волги, травили собаками и сжигали живьем. Часть мордвы спаслась от карателей, сбежав в глухие леса. Однако в этом году зима была настолько холодной, что даже тепло одетые люди коченели от мороза, а небольшие речки вымерзли досуха. Посему все «лесные братья» попросту померзли…
Кстати, именно князь Дмитрий Константинович в конце жизни начал строить первую каменную башню нашего кремля, которая в честь него позднее была названа Дмитриевской.
Нижегородские экскурсоводы любят утверждать, что славный Нижегородский кремль, возвысившийся на слиянии Оки и Волги, много раз осаждался врагами, но ни разу якобы не был ими захвачен. Подобное утверждение нередко звучит и из официальных уст во время праздников. Однако это, мягко говоря, не совсем правда. Ни разу не был взят врагами только каменный кремль, построенный в 1511 году, и то в основном в силу того, что штурмовать его, в общем-то, никто и не пытался. Судьба же старой, деревянной крепости была куда менее удачливой и героической. Кстати, именно возле места битвы, Пьянского перевоза, в XVI веке возник будущий город Перевоз.

Виктор МАЛЬЦЕВ

Запись опубликована в рубрике История. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *