«Операция Х »

«ОНИ ЛЕЗУТ ОТОВСЮДУ,
СЛОВНО КРЫСЫ!»
Ноябрь 1936-го. Раздираемая гражданской войной Испания истекает кровью. С одной стороны социалистическая республика, которую поддерживает Советский Союз, Франция и США, с другой фашисты во главе с генералом Франко, на стороне которого Гитлер и Муссолини. Ситуация на фронте в этот момент для республиканцев выглядит катастрофически. Передовые части националистов уже заняли столичные предместья Мадрида. В самой столице стояла паника, подогреваемая ежедневными бомбардировками. Вой сирен воздушной тревоги, мечущиеся в поисках укрытий женщины и дети, баррикады посреди улиц, все это создавало жуткую апокалипсическую картину. Жители города подозревали друг друга в измене и содействии националистам. Авиация республиканцев, оснащенная устаревшими истребителями, несмотря на помощь американских добровольцев, терпит поражение за поражением. В небе господствуют многочисленные немецкие и итальянские бомбардировщики. Днем 9 ноября 15 бипланов Ro-37bis с романтическим именем «Ромео» в очередной раз появляются над Мадридом. Летчикам нечего бояться, их сопровождают истребители «Фиат» CR-32 с крупнокалиберными пулеметами…
И вдруг случилось невероятное. Сзади появились неизвестные ранее самолеты, имевшие короткий тупоносый фюзеляж и небольшие крылья. С невероятной скоростью пронесясь через истребительный заслон, они с ходу открыли огонь по бомбардировщикам, а затем столь же стремительно взвинтили вверх. Итальянцы впервые столкнулись с невиданными скоростными истребителями и попросту не знали, как вести с ними бой. Те стремительно приближались, с разных углов атаковали бипланы, после чего уходили с набором высоты. Бортстрелки отчаянно палили по противнику из своих 7,7 мм пулеметов, но этот огонь оказался малоэффективным. «Фиаты» же пытались совершить боевой разворот, чтобы зайти неопознанным монопланам в хвост, но тут же попали под удар второй волны уже хорошо знакомых маневренных советских истребителей И-15. В результате боя националисты потеряли по два «Ромео» и «Фиата», а сам налет на Мадрид оказался сорван.
Неопознанными самолетами были только что поставленные в Испанию истребители И-16. Первая партия в количестве 31 машины в сопровождении летчиков 1-й Брянской авиабригады прибыла на Пиренейский полуостров в октябре 1936 года на советском транспорте «Мурманлес». Вскоре была образована «Особая бригада», главной задачей которой стала противовоздушная оборона испанской столицы.
По легенде, один из пилотов-националистов, впервые столкнувшись в воздухе с ними, закричал по радио: «Saliande Todas partes como ratas!» — они лезут отовсюду, словно крысы! В дальнейшем кличка «рата» («крыса») прочно закрепилась за самолетом. Республиканцы же называли свои И-16 «Моска». Дело тут, вероятно, отнюдь не в гипотетическом сходстве самолета с мошкой. На ящиках, в которых прибывали в Испанию самолеты, крупными буквами было написано «Москва», которая и превратилось в «Моску». Советские же летчики называли истребители «ишаком», что было связано с трудным управлением и аббревиатурой «И-Шестнадцать».
ПРИБЫЛИ ИЗ ГОРЬКОГО
Однако на самом деле на ящиках с самолетами следовало бы писать не Москва, а город Горький. Именно здесь на авиазаводе № 21 еще в конце 1934 года развернулось серийное производство нового И-16. Это был первый советский истребитель с убирающимися шасси и скоростью свыше 400 км/ч. Именно тогда жители западных окраин города Горького впервые увидели в небе маленькие самолеты, непохожие на ставшие уже привычными бипланы. На юрких машинах не было никаких красных звезд и опознавательных знаков, но можно было легко догадаться, что это какие-то новые боевые машины для «сталинских соколов».
Самолет лично утвердил товарищ Сталин, руководство страны и командование ВВС возлагало на него огромные надежды. Именно И-16 была оснащена первая в нашей стране пилотажная группа, так называемая «Красная пятерка», летавшая во время первомайских парадов над Москвой. Поначалу серийный выпуск шел туго, сопровождаясь многочисленными переделками и авариями. Не хватало моторов, сырья и деталей. Тем не менее, в 1935 году И-16 был принят на вооружение, а в следующем году началось массовое перевооружение строевых частей. Тем временем в Испании началась гражданская война. Поначалу СССР выжидал, сохраняя нейтралитет, однако в сентябре 1936 года Сталин решил, что республика вот-вот падет, и наша страна больше не может оставаться в стороне. 29 сентября Политбюро ЦК ВКП (б) обсудило план «Операция X» по доставке в Испанию личного состава и военной техники. В первую очередь речь шла об истребителях И-16. Отправка началась немедленно, насколько это было возможно. Самолеты, предназначенные для передачи в авиаэскадрильи, базировавшиеся на территории Украины, прямо по пути на железной дороге перенаправлялись в черноморские порты, где грузились на пароходы. Пилотов набирали в спешке в добровольно-принудительном порядке. Дальше всем им предстоял неблизкий путь через Черное — Эгейское и Средиземное моря – к Пиренейскому полуострову.
Боевой дебют горьковского истребителя в небе над Мадридом оказался эффектным. Однако далее начались суровые военные будни. Шла гражданская война и никакие конвенции и международные нормы на ней не действовали. 13 ноября группа из двенадцати И-16 вступила в бой с немецкими самолетами. Самолет капитана Сергея Тархова был подбит и, потеряв управление, столкнулся с немецким истребителем. Наш летчик при этом выпрыгнул с парашютом и благополучно приземлился на своей территории. Однако республиканские солдаты, находившиеся поблизости, приняв его за летчика путчистов, обстреляли его. Тяжело раненного в живот летчика еще и избили местные жители, после чего еле живого доставили в здание военного министерства, где содержались пленные пилоты противника. Только случайно оказавшийся там в это время советский журналист Михаил Кольцов исправил ошибку, вскоре Тархова доставили в госпиталь, но через несколько дней он скончался. В этом же бою был подбит старший лейтенант Бочаров. Он тоже выпрыгнул с парашютом, но приземлился на вражеской территории. Франкисты зверски пытали его, а потом растерзали и отрезали голову. 14 ноября тело Бочарова в духе орков, штурмовавших город Минас Тирит в фильме «Властелин колец», было сброшено с бомбардировщика в ящике с парашютом на Мадрид. В ящике также находилась записка с угрозами в адрес остальных советских летчиков.
ТЕПЕРЬ ГОРБАТЫЙ
В конце 1936 – начале 1937 гг. немногочисленные И-16 постоянно громили франкистскую, итальянскую и немецкую авиацию. К примеру, 16 декабря им удалось без потерь со своей стороны сбить пять вражеских самолетов. 6 января советские истребители И-16 перехватили и атаковали группу из 14 бомбардировщиков Ju-52 из германского «Легиона Кондор», которых сопровождали девять бипланов Не-51. По возвращении на базу советские летчики отчитались о двух сбитых «Юнкерсах» и трех «Хейнкелях». Тем временем авиазавод № 21 выполнял срочное задание по постройке дополнительной партии машин для братской Испанской республики. В первых числах февраля 1937 года 31 истребитель И-16 прибыл на Пиренеи. Самолеты доставили как раз вовремя. Воевавшие на «ишаках» эскадрильи к тому моменту были серьезно потрепаны, и пополнение позволило восполнить потери, а также сформировать еще эскадрилью.
Однако весной 1937 года у горьковских истребителей появился трудный соперник – новейший немецкий «Мессершмитт» Bf-109. Этот революционный для своего времени самолет сразу показал выдающиеся боевые возможности и буквально переломил ход войны в воздухе. «Горбатый», как называли его сами немцы, превосходил наших как по скорости, так и по маневренности и вооружению. Эскадрильи, оснащенные «ишаками», стали нести большие потери, летчики гибли один за другим. Руководство «двадцать первого» завода получило приказ срочно установить на И-16 новые моторы, пушки и пулеметы. Делалось все это в авральном режиме. К примеру, 25 декабря 1937 года нарком Климент Ворошилов прислал письмо директору авиазавода Мирошникову, в котором сообщил о необходимости срочно перевести поточную линию на выпуск более современных И-16 тип 10. Мирошников ответил, что такой переход планируется в течение следующего года. Однако Ворошилова такой ответ не устроил, и он приказал сделать это немедленно, в течение двух суток! В результате уже в феврале тридцать один И-16 с усиленным вооружением отправился в Испанию. У республиканцев они получили название «Супер Моска». Однако никаких наград и благодарностей за выполнение сверхсрочного задания никто не получил. Наоборот 3 февраля 1938 г. директор авиазавода № 21 Евгений Мирошников был арестован, а позднее расстрелян как вредитель.
В общей сложности горьковчане поставили в Испанию около 300 истребителей. Однако изменить ход войны в воздухе они так и не смогли. Тем более что и на суше дела складывались не лучше. 31 марта 1939 года республика капитулировала. Любопытно, что в качестве трофеев националистам досталось довольно большое количество исправных И-16. Кроме того, семь И-16 в последние дни войны улетели во Францию, однако затем, согласно договора с Франко, были возвращены обратно. Впоследствии испанцы сформировали из них целое подразделение – Gruppo 26 в составе 22 истребителей. Впоследствии до 1941 года было восстановлено еще двадцать восемь И-16. Таким образом, всего франкистской авиации в качестве трофеев досталось 50 истребителей горьковского производства. Часть из них прослужила до 1953 года.

Виктор МАЛЬЦЕВ

Запись опубликована в рубрике История. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *