Бритоголовые против «Антифы»

Сразу два занятных дела рассматриваются в Нижегородском областном суде. Судят две отвязные компании —
скинхедов и… антифашистов. Причем букет статей и у тех, и у других практически идентичен: хулиганство, телесные повреждения разной степени тяжести, сопротивление представителям власти и разжигание расовой, политической и идеологической ненависти. Похоже, что продолжать выяснять отношения ребятишки будут в одной и той же зоне (вот уж кому не повезло, так это зоновским «куму» и «хозяину» — только бритоголовых и «антифа» им в хозяйстве не хватало!).
Поселковый гитлерюгенд
Пятеро «нациков», задержанных чекистами и полицейскими, на первый взгляд представляли из себя просто малограмотных, мающихся бездельем сельских ребят. Все — из затерянных в лесах севера области малолюдных деревень Семеновского и Краснобаковского районов. Там выбор развлечений, мягко говоря, никакой. Можно водку ежедневно кушать до состояния дикобраза. Можно то же самое делать ежеутренне или ежевечерне — кому как нравится, результат-то один и тот же. А наши «герои» додумались вот в фашисты податься. Причем все случайно вышло. Их заводиле, 22-летнему Роману И. как-то попала в руки книженция из числа тех, которые, не особо напрягаясь, можно найти на нижегородских книжных барахолках. Обычная ересь очередного графомана крайне ущербных взглядов. Человек искушенный даже подтираться ей побрезгует. (Мы сознательно не называем ни имени самой книги, ни ее автора — а то еще обвинят в разжигании чего-нибудь). Но на девственный мозг Романа книжка подействовала, подобно взрыву заряда шрапнели в пустом замкнутом помещении: звонко, зрелищно, бестолково и с долгими рикошетами. Автор опуса ну очень простым языком объяснил Роману, что все беды от инородцев. Нет работы — все хлебные должности жидомасоны расхватали и попрятали. Голова с похмелья гудит — это всё они, проклятые! В других житейских мелочах (жена загуляла, сын в школе двойку опять схватил, соседская свинья поставленную в предбаннике брагу схарчила) виноваты злодеи рангом пониже — неруси всякие, которые «понаехали, понимаешь!»: цыгане, хиппи и неформалы. Вывод? Вывод простой: надо бить! Бреем башку, колем на грудь свастику, буковки «SS», влезаем в берцы, кожанку — и готов к боям за светлое будущее национал-социализма, которое несомненно не за горами!
Рецепт незамысловатый и доступный для граждан с любым уровнем доходов. Правда, на нем уже свернули себе головы тысячи революционеров всех наций и вероисповеданий (ведь в рецептике слово «национал-социализм» можно заменить чем угодно, хоть и «сионизмом»). Но это ничего, мы самые умные, у нас получится! Вновь открытым секретом всеобщего благоденствия Роман щедро делился с каждым встречным-поперечным. Большинство, конечно, пальцем у виска крутили. Но нашлись ребятишки, идеи Ромы разделившие. Все молодые — самому младшему 17 годков, еще троим — чуть за 20.
Сначала баловались теорией: ту злополучную книгу до дырок зачитали, другие, ей подобные, проштудировали. Пробовали «Майн кампф» некого Адольфа Шикльгрубера почитать, но не осилили. Слишком толстая, и чего-то там все мудрено, слов непонятных много. Дабы покончить с организационными моментами, придумали своей могучей кучке имя «ОБ-418». Решили, что это неимоверно круче, чем какие-то там простенькие «штурмовики» Эрнста Рэма. Расшифровывалось название следующим образом: «ОБ» — общество бритоголовых, «4» — число соратников (они тогда еще самого младшего участника своей кодлы не охмурили); цифры «1» и «8» соответствуют инициалам Адольфа Гитлера в латинском алфавите.
Итак, название есть, кожаные куртки и берцы куплены, затылки выбриты, паучьи кресты нататуированы, где только можно. Пора идти в бой с инородной нечистью. Но с этим вышла заминка. Не было в поселках жидомасонов. Не прижились как-то: края-то северные и суровые, а сионисты — народ теплолюбивый, и в тайгу их только товарищ Сталин загонять мог. Что уж тут говорить о хиппи и разных неформалах! Был, правда, при скотном дворе вдрызг обрусевший татарин Равиль З., но его карать за беды отечества было неинтересно. Трезвым Равиля уже лет десять никто не видел, а пинать слабо копошащееся бревно как-то не по-соседски. Тем более что на-утро Равиль все равно ничего не вспомнит, еще сам же и придет полтинник клянчить до получки.
В общем, не было в родных пенатах простора для политической борьбы. Пришлось решать проблему за счет районных и областного центров. Сначала хлопчики куролесили в Семенове и Красных Баках. Правда, без огонька, по-колхозному. Навешали в темных подворотнях по загривкам там то ли четверым, то ли пятерым азерам и армянам с местных рынков, карманы вывернули, телефоны отобрали. Местная полиция как-то и не догадалась даже, что фингалы на лице арбузоторговцев — акт политического волеизъявления, а не обычный «гоп-стоп». Национальные же меньшинства тоже не сделали далеко идущих выводов. Они просто перестали ходить меньше чем по трое, а в карманы свои, кроме портмоне, стали совать всякую ерунду, типа кастетов и газовых пистолетов. Ну, и нарвались наши мальчуганы однажды на таких «заряженных» азеров. На крики одного подбежали трое его друзей. Разбитые носы «уберменшей» зажили довольно быстро, а вот фингалы не сходили почти неделю.
На следующем совещании основатели поселкового рейха решили, что ну ее на фиг, эту провинцию: люди, что в Семенове, что в Красных Баках, темные, политически не подкованные, а кулаки у них большие, твердые и болючие. Надо ехать в Нижний Новгород! Там хиппи и неформалов завались просто, а рыночные торговцы еще непуганые. Да еще «Антифа» какая-то есть. Которая рейх не любит и к Адольфу Алоизовичу скверно относится. Ух мы им!
Увы, грубая реальность разбила воздушные замки поселкового гитлерюгенда. Сначала, вроде, все получалось: накостыляли какому-то бедолаге-таджику у пивной, отняли последние сто рублей и велели валить из матушки России. Разогнали «голубых» у фонтана на площади Минина. (Кстати, только сейчас в голову пришло: обычно в этом водоеме 2-го августа десантура купаться любит, и в то же время — популярное у морально-анальных уродов место встреч. Самоубийцы они, что ли? Ладно, что-то я отвлекся.)
После разгона «голубятни» наши хлопчики прицепились к какому-то неформального вида типусу на Театральной площади. Нос вроде раскровавили. Но не учли, что Театральная — давнее место неформальной тусы. То есть всяких хиппи там не много, а ОЧЕНЬ много. В общем, через пять минут провинциальные нацики улепетывали по Покровке с такой скоростью, что, случись там спортивный судья с хронометром, история спринта обогатилась бы новым феноменальным рекордом.
А спустя пару дней, заклеив пластырем свежеприобретенные ссадины, нацики не угомонились и решили забить «стрелку» с ребятами из «Антифы» на предмет конкретного мордобоя. На что они надеялись — ни разу не понятно. «Антифашистов» было куда больше, чем бритоголовых, и последним вломили сильнее, чем дойче зольдатенам на Курской дуге. А под занавес в разборки вмешались чекисты с полицейскими, которым надоела вся эта нездоровая суета. Нациков затрюмили сразу же, а деятелей из «Антифы» чуть позже.
Антифашисты
или экстремисты?
Вообще, стоит сказать пару слов о полицейском подразделении, которое занималось отловом бритоголовых и их идеологических оппонентов. Называется оно Центром «Э» и должно, вроде как, заниматься борьбой с экстремизмом, религиозными диверсиями и другим идеологическим непорядком. Но за несколько лет своего существования никаких сколь бы то ни было серьезных подрывателей устоев спецы из Центра так и не поймали. Ну, и начальство начало задумываться закономерным вопросом, стоит ли платить зарплату целой прорве красиво одетых офицеров, которые коротают рабочее время за перекладыванием разных важных бумажек из стопки в стопку. А тут такой подарок судьбы!
Правда, если с фашистами все понятно, то «Антифу» за что привлекать? Не за разжигание же идеологической ненависти к последователям дедушки Адольфа. Чушь какая-то получается. Так и самим под Нюрнбергский процесс угодить можно, как пособникам и укрывателям нацистов.
Проблему решили остроумно. В обвинительном заключении «идеологическая ненависть» промелькнула стыдливо и вскользь. Упор сделали на типичную уголовщину. Били нациков? Били! А в УПК для таких случаев есть чудненькая статья о нанесении средних и легких телесных повреждений. И нигде не сказано, что есть исключения. Даже если избиваемый носит фамилию Пиночет или Чикатило. Так что велкам в камеру, господа антифашисты! Правда, бритоголовые вдруг закочевряжились. Никак потерпевшими не хотели себя признавать, как их ни уговаривали. Но уголовное дело — штука хитрая, его иногда можно и без потерпевших завести. Что и было проделано. Не беда, что граждане Роман И., Дмитрий Р. и еще парочка бритоголовых никаких претензий к «Антифе» не имеют. Для полной уверенности Альберту Г. (создателю движения «Антифа R.A.S.H.») и его семерым друганам влепили еще и хулиганство. Ну, это за то, что стены домов и заборы своей аббревиатурой и разными другими словами разрисовывали.
И вот теперь дело «Антифы» слушается в областном суде. Им, как и поселковым эсэсовцам, вменили организацию экстремистского сообщества, умышленное причинение вреда здоровью средней тяжести и упомянутое уже хулиганство. В принципе, если все это будет доказано, то и те и другие запросто могут поехать на пяток лет на принудительную экскурсию на лесоповал. Вот там, в дебрях тайги, вдосталь наиграются в партизан и карателей. В общем, как говорил известный герой в «Бриллиантовой руке»: «Спокойно! Сядем все!»

Александр КОБЕЗСКИЙ

Запись опубликована в рубрике Криминальные нравы. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *