Богородский район: доильщики «мертвых коров»

Госкорпорация не может вернуть себе большое стадо, которое давно «похоронили» арендаторы

Почти анекдотичная история с криминальным душком не первый год тянется в Богородском районе, где местные власти всячески покрывают близкие к ним
сельхозорганизации. Государственное Агентство по страхованию вкладов (АСВ), как залоговый кредитор, не может вернуть себе больше тысячи голов скота, потому что хитрые коммерсанты объявили… их массовый падеж. А сами коровы ушли в залог по очередному кредиту. Впрочем, обо всем по порядку.
Банкротное наследство депутата
Эта история началась с банкротства некогда лучших сельских хозяйств Богородского района – СПК «Колос» и СПК «Мир». Пять лет назад ими руководил небезызвестный депутат Заксобрания Нижегородской области Исхак Ягудин. Он же был директором Богородского райпо и в 2005—2007 годах назанимал в банках свыше 400 миллионов рублей для развития колхозов. Грамотный руководитель закупил бы на эти займы технику, семена, корма, но в действительности «Колос» и «Мир», на которые оформлялись целевые кредиты, денег так и не увидели. Займы ушли в Богородское райпо, и дальнейшая их судьба нам неизвестна. Злые языки поговаривают, что деньги были потрачены на предвыборную кампанию депутата, но достоверно утверждать это мы не можем.
Как бы там ни было, в результате такого «эффективного управления» оба сельхозкооператива в 2009 году обанкротились. Для Исхака Ягудина его сомнительные финансовые операции едва не закончились тюрьмой. Дело в том, что кредиты для СПК «Мир» и «Колос» льготировались государством, и областной бюджет гасил часть процентной ставки по кредитам. Расследование Следственного комитета подтвердило, что для получения кредитов в банки предоставлялись липовые договора на покупку сельхозтехники, и 4 миллиона бюджетных рублей можно считать украденными. Видного богородского кооператора отправили под суд, но, как известно, в России посадить депутата сложнее, чем протащить верблюда сквозь игольное ушко.
В марте прошлого года Павловский горсуд уголовное дело против Ягудина прекратил. Кстати, по не реабилитирующим для него основаниям. Судья посчитала, что следователи нарушили процессуальные моменты, грубо говоря, несанкционированно ловили депутата, не получив одобрение суда на его преследование (ибо депутат Законодательного собрания отчасти неприкосновенен). Таким образом, факты кредитных махинаций вообще никакой оценки суда не получили, и прокуратура, требовавшая посадить Ягудина на шесть лет, пошла восвояси. Из зала с железной решеткой Исхак Ягудин вышел на волю с огромным вздохом облегчения, чего никак не скажешь о председателях и главных бухгалтерах его обанкротившихся хозяйств. Мало кто знает, что эти люди были оформлены поручителями по многомиллионным кредитам, став заложниками банков. Их имущество описали, часть личных вещей распродали, а сами бывшие работники банкротных «Мира» и «Колоса» до сих пор гасят ягудинские кредиты, отдавая по 50% из своих личных зарплат и пенсий. И мучиться с этой кабалой «поручителям», видимо, теперь уже предстоит до конца жизни.
Но вернемся все-таки к коровам.
Коровья эпидемия в Богородском районе
После банкротства «Мира» и Колоса» от этих хозяйств осталось кое-какое имущество, в частности большое стадо молочных коров, более двух тысяч голов скота. Эти коровы в качестве залога отошли госкорпорации АСВ (она спасала рухнувший в кризис «Нижегородпромстройбанк», который также выдавал кредит богородским СПК). А на базе обанкротившихся СПК в октябре 2008 года были созданы две фирмы — ООО «Мир» и ООО «СТЭК». Кстати, учредителями в них до 2011 года были зятья главы Богородского района Константина Пурихова. Видимо, поэтому новые сельхозкооператоры чувствовали себя на привилегированном положении и, взяв стадо в аренду, стали задерживать платежи. А затем и вовсе списали половину стада, 1056 дойных коров, как умерших от эпидемии. Дескать, заразились буренки, и пришлось их всех пустить под нож.
Как вы думаете, от властей и жителей Богородского района трудно скрыть такой массовый падеж скота? Ведь эту тысячу забитых буренок надо еще хоронить в специальных биотермических ямах, а также задокументировать избавление от заразы, получив данные лабораторных исследований, разрешение на утилизацию, множество других сопроводительных документов (слава российской бюрократии!). Ничего этого арендаторы представить не смогли, кроме актов на выбытие животных и утилизации, подписанных районным ветврачом и зоотехником. При этом подписи собственников этого «убитого» стада, залогодержателя и арендодателя отсутствуют, а письменных уведомлений о падеже в их адрес также не поступало.
Конкурсный управляющий, следящий за имуществом банкротов, просто ошалел от таких финтов и обратился в арбитражный суд, который и обязал арендаторов вернуть часть коров. После чего в Богородском районе начался цирк с участием государственных органов. Забирать коров дважды приезжали судебные приставы. Но поскольку приставы были местные и, видимо, сильно ссориться с главой района Пуриховым по поводу «забитых» коров им тоже не хотелось, исполнить решение суда у них не вышло. Не пустили их якобы злые арендаторы в свои коровники (после этой эпопеи начальника богородских судебных приставов отстранили от службы). Даже группа спецназа ФССП не помогла. Все попытки возбудить в Богородском районе уголовные дела за самоуправство, мошенничество и неисполнение решений суда кончились неудачно. Сотрудники Богородского ОБЭП только установили, что коровы не умирали от эпидемий, а по документам были проданы от ООО «СТЭК» в ООО «Мир» за полцены, 25 миллионов рублей.
И что выглядит особенно цинично – за якобы погибших коров арендаторы два года получают производственные дотации из областного бюджета, по два рубля за литр произведенного молока! По подсчетам конкурсного управляющего Лидии Хохловой, «мертвые» буренки приносят арендаторам 50 миллионов рублей в год! Вот какую прибыль можно получать с «естественной убыли». Сейчас в этой нехорошей истории разбираются минсельхоз Нижегородской области и областная ветеринарная служба.
Кредиты для строителей
Почему же за этих несчастных буренок, которые уже год стоят в коровниках и должного ухода за которыми нет, так что их действительно стали забивать на мясо, идет такая война? Документы, полученные конкурсным управляющим, свидетельствуют: заложенные еще ягудинскими хозяйствами коровы были вновь перезаложены арендаторами. Да еще как! «Мертвые буренки» вошли в залоговое имущество, под которое богородские арендаторы в прошлом году получили кредит на сумму более 900 миллионов рублей. Причем не для себя, а для одной из нижегородских строительных компаний, которая возводит жилье в Нижнем Новгороде. Возвратят ли последователи дела Ягудина этот огромный кредит? Никто не знает. Конкурсный управляющий банкротных СПК «Колос» и «Мир» Лидия Хохлова полагает, что ради этого кредита для строителей тесно повязанные с ними богородские арендаторы нарисовали для Сбербанка и Россельхозбанка красивый, но нереальный бизнес-план, и вполне вероятно, что банкиры потом запишут себе очередные убытки, как это уже было с хозяйствами депутата Ягудина. Перезалог чужого имущества до добра не доведет.
Но удивляет во всей этой истории другое. В ней задействовано огромное количество госорганов — от арбитражных судов, судебных приставов до налоговых служб, полиции и администраций разного уровня. И никто ничего не может поделать с двумя ушлыми коммерсантами, так вольно распоряжающимися залогом госкорпорации АСВ. Судебные решения глохнут на уровне Богородского района, а судьи в арбитраже и сам управляющий разводят руками – дескать, ну и мафия на местном уровне. Формально глава района Константин Пурихов к этой истории никакого отношения не имеет – его родственники вышли из состава учредителей ООО «СТЭК» и ООО «Мир» еще в 2011 году, когда богородская полиция робко попыталась возбудить уголовные дела. Однако, глядя на злоключения буренок, понимаешь, что без чьей-то могущественной «крыши», из коридоров власти, тут явно не обошлось.
А коров жалко. Их ведь сейчас толком не доят, и круглый год они маются в коровниках без выпаса ввиду отсутствия пастухов, сбежавших из-за невыплаты им заработной платы. Немало уже коров отправили на мясокомбинат. Похоже, сами по себе эти животные уже никому не интересны. Так и умрут ведь бедные буренки в чужой кредитной истории…

Алексей РОМАШИН

Запись опубликована в рубрике Скандал недели. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

6 комментариев: Богородский район: доильщики «мертвых коров»

  1. Марта говорит:

    Неужели у Пурихова ума не хватает, что давно пора «ноги делать»? Вот хочет мужик, видать, чтобы его «торжественно» в наручниках вывели?

  2. Федор говорит:

    Эти ребята отличаются завидным постоянством не выполнять свои материальные обязательства так что не удивительно что арбитражник точит на них зуб...наверняка не выполнили обещание чего нибудь вернуть неофициально так сказать......

  3. васко говорит:

    кстати...предыдущий собственник депутат Ягу...н развалил а эти ребята подняли хозяйства...люди живут и получают зарплату а районное начальство грамоты ))))

  4. васко говорит:

    Такой бред могла написать только госпожа Хохлова — арбитражный управляющий в отместку за то что ей на лапу не дали при продаже имущества банкротных предприятий новым собственникам...уверен на сто процентов...падежа скота в хозяйстве не было и быть не могло иначе это было бы ЧП федерального масштаба с соответствующими мерами по уничтожению падших животных и выяснением причин падежа...наложением карантина...и прочее...так что дурь написана полная

  5. Журналист говорит:

    Пурихов рулит!!

  6. valera говорит:

    Коррупционные схемы распила денег продолжаются. Богородский пример, чума поражающая, разоряющая экономику России, граждан проживающих в этой стране. Торжествует вертикаль власти и все структуры обслуживающие эту власть. Печально всё это. И до коль... .

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *