ОСОБЕННОСТИ НАЦИОНАЛЬНОЙ «ЗАРНИЦЫ»

В Балахнинском горсуде слушается необычное дело. На скамье подсудимых трое боевых офицеров спецназа. Обвиняются они в том, что додумались связаться с зарубежной частной военной корпорацией и обустроить на заброшенном армейском аэродроме в Истомино полигон, куда возили тренироваться иностранных наемников.

Герой без страха
и упрека
Именно таким до недавнего времени виделся отставной капитан спецназа ВДВ Глеб Дунин воспитанникам Нижегородской кадетской школы-интерната. Там он трудился в должности заместителя начальника по воспитательной работе. И, казалось бы, идеально подходил для этой работы. Кто, как не боевой офицер, сможет научить молодых пацанов и девчонок несгибаемости духа, умению верить в свои силы и побеждать? Жизнь действительно покидала бывшего кэпа изрядно. Сначала — обе чеченские войны, каждая из которых в отдельности была способна отбить дух поиска приключений у иного авантюриста. Но не у Глеба. Война (называй ее хоть «контртеррористической операцией», пряников там раздавать не станут, и война так и останется войной) закончилась. По крайней мере, в той ее фазе, когда требовались десантно-штурмовые батальоны. Подразделение, где служил Дунин, отвели в глубокий тыл, героическому десантнику вручили орден Мужества, поблагодарили от имени Родины и приказали получать удовольствие от дальнейшей безбедной службы. Что капитана категорически не устроило. Он извел кучу бумаги на рапорта с просьбой отправить его опять в бой. Но навстречу Глебу не пошли: по всем нормативам после боевой службы солдатам и офицерам полагается отдых в виде отпусков, премиальных, службы в тихом месте и прочих плюшек. Отказывающийся от этих заслуженных благ человек в глазах армейских психологов выглядит по меньшей мере странно, и знакомством с ним может заинтересоваться профессиональный психиатр. А уж тогда — прощай, пожалуй, навсегда командировки в «горячие точки»: ну, какой командир захочет брать на «боевые» офицера со справкой? И Дунин принимает радикальное решение. Он пишет уже другой рапорт — об отставке. И… исчезает, не дождавшись ответа на него.
А несколькими днями спустя с пригородной электрички в предместье Парижа Фонтунай-Су-Буа сошел крупный коротко стриженный парень и, перекинув через плечо тощую спортивную сумку, зашагал к воротам расположенного здесь вербовочного пункта «Иностранного легиона».  Здесь у экс-капитана десантуры проблем не возникло ни с медицинским обследованием; ни с психологическими тестами «нарисуйте дерево», «запомните объекты на карте»; ни с беседами в местном «гестапо» (так сами легионеры называют процедуру проверки их личности и мотивов, побудивших человека стать наемником); ни с уровнем физподготовки — сейчас это всего-навсего пробежать три километра за 12 минут и не валиться на финише с сердечным приступом.
Новый рекрут так впечатлил командиров «Легиона», что после короткого обучения для работы с западным оружием и техникой Глеба не оставили во Франции, как большинство новичков, а сразу отправили в действующие подразделения, благодаря которым «Легион» и называется «иностранным». Зарплата там, конечно, на порядок выше, но, как шутят легионеры, «она складывается из денег тех, кто не вернулся». Что ж, именно за этим Дунин и ехал в «Легион», война и ежедневный риск его вполне устраивали. Тем более, все перечисленное хорошо оплачивалось. Впрочем, не был он уже ни Глебом, ни Дуниным. При зачислении в «Легион» человеку дается другое имя, под которым и будут его знать товарищи.
Долог был путь экс-капитана на наемнической службе: Косово, Афганистан, страны африканского континента. Какие задачи он там выполнял и с кем воевал, никому потом не рассказывал, ни друзьям, ни следователю. Но воевал лихо, если судить по пригоршне наград от Правительства Французской Республики. Неясно и то, что побудило Глеба внезапно расстаться с «Легионом», вновь обрести данное при рождении имя и вернуться в Нижний Новгород. Может, приключений досыта «наелся», может, еще что…
Рикошет из прошлого
В родном городе жизнь складывалась у Дунина неплохо. В кадетскую школу взяли на работу без лишних вопросов, да еще и сразу – заместителем начальника. Деньги, конечно, невеликие, но на жизнь хватало. Опять же, надежные друзья появились: на почве спецназовского прошлого сошелся Глеб с несколькими офицерами спецназа УФСИН Нижегородской области.
А дальше начались странные вещи.  В октябре 2010-го проходила в Нижнем Новгороде одна очень интересная международная конференция. Посвящена она была вроде как подготовке телохранителей. Кворум действительно был серьезный — со всего мира приехали в столицу Поволжья серьезные дядьки, опытные до драки «оружно» и рукопашно. В основном, бывшие представители силовых подразделений спецслужб и армий. В числе прочих были представители французской конторы со странной аббревиатурой «IFS2I-consalting». Люди посвященные всё поняли. Для непосвященных объясню. Эта «абвгдэйка» не что иное, как частная военная корпорация. Третья на мировом рынке после того же «Иностранного легиона» и «Black Water»(бывшая «X-team»).
Правда, в отличие от перечисленных коллег-конкурентов, не делает ставку только на разработки и осуществление типично войсковых операций с привлечением серьезного количества бойцов и техники, типа зачисток, патрулирования, охраны конвоев и т.д. Среди услуг, предлагаемых французской фирмой, и личная безопасность (большинство мировых знаменитостей пользуются именно ее услугами), и все формы технической и информационной безопасности, экономический шпионаж и контршпионаж. То есть сферы деятельности у нее гораздо шире и персонал, соответственно, представлен куда как более широким списком, нежели бывшие вояки в рядах конкурентов. Интересен и другой аспект специфичного бизнеса, существование которого в своем «прайсе» представители IFS2I не отрицают, но и не подтверждают напрямую. Это «специальные операции на территории противника». В частности, известно, что несколько спецгрупп IFS2I во время ливийского «миротворчества» скрытно выходили к военным аэродромам и захватывали их. Правда, они понесли тогда серьезные потери от правительственных войск. Кстати, запомним этот факт, он нам еще пригодится.
Нам неизвестно, каким образом Дунин установил контакт с людьми, приехавшими от IFS2I на конференцию в Нижний Новгород. Очень может быть, что это был кто-то, знакомый Глебу по службе в «Легионе». В конце концов, это не так важно. Важно то, что французы попросили бывшего коллегу кое в чем помочь. И он не решился отказать. Возможно, дело решили денежные посулы. Но, по большому счету, уже после того, как Глеб сказал «да», пошел обратный отсчет времени до посадки его и друзей на скамью подсудимых. Конечно же, у бывшего спецназовца, будь он каким угодно «героем» на поле боя, оперативного опыта и смекалки все-таки маловато. Ведь что такое подобная конференция, я уже написал выше. То есть обращение внимания на ее участников со стороны местной контрразведки неизбежно. Не то чтобы руки крутить и волочь в застенки. Просто контрразведка ненавязчиво посмотрит, с кем иностранцы встречаются, как расслабляются в свободное время. Не из природной испорченности, разумеется. Работа такая: материал на человечка собрать, который сможет пригодиться, а вдруг — бывало и такое — случай для вербовки заморского «пса войны» выпадет (не велика птица, но вдруг пригодится?).
Исходя из сказанного, нетрудно догадаться, что «под колпаком» Дунин оказался практически после первых же встреч с французскими друзьями.
«Войнушка» на полигоне
Впрочем, вскоре уже стало понятно, что никакой Дунин не шпион. Да и сомнительно, что какие-либо документы из кадетской школы-интерната оказались востребованы в «Сюртэ Женераль» или еще кому-то на Западе.
Глеб же проявлял непонятную активность. Несколько раз съездил на давным-давно заброшенный военный аэродром в Истомино. Чего ему там надо? Эту архаику еще в 70-х натовцы вдоль-поперек из космоса перефотографировали так, что их аналитикам там каждая кочка знакома и лично симпатична.
Дунин же ждал гостей. Понятное дело, не на старом аэродроме. Сейчас как-то не принято шпионов сбрасывать черт-те где на парашютах или через контрольно-следовую полосу на границе под бдительным взором пограничника Цурюпы на ходулях запускать.
Гости Дунина, как цивилизованные граждане, купили билет и прилетели в Шереметьево. Из Москвы до Нижнего Новгорода — в удобных купе. И документы честь по чести, что, мол, туристы.
Собственно, именно туристов и ждал Глеб. Свою договоренность с французами он рассматривал исключительно как бизнес.  «Немного» незаконный, но всего лишь бизнес.  Знакомые из IFS2I просто попросили немного потренировать группу их сотрудников. Ничего особенного: боевые действия на заброшенном аэродроме. Тактика атаки, отхода, плюс боевые стрельбы из «Калашникова» с объяснением и показом отличий работы с этим стволом от ведения огня из западных аналогов. В знак благодарности Глебу и его помощникам было обещано по несколько тысяч евро.
Дунин изложил предложение французов друзьям из УФСИН. Двое офицеров-спецназовцев согласились попробовать себя в роли педагогов. Сказали, что «калаши» достанут, нет проблем! А вот с патронами засада. Не получится достать в нужном количестве. Но об этом было велено не беспокоиться, экс-десантник знал, как решить вопрос дефицита. Точнее, вопрос даже не стоял. Боезапас был у Дунина личный. Позднее, когда чекисты делали обыск в его рабочем кабинете в школе-интернате, то всяких-разных патронов, взрывателей нашли просто немерено. По словам подсудимого, весь этот арсенал он совершенно случайно нашел во время прогулки. Ну да? ну да… Некоторые мои знакомые тоже с чеченских войнушек килограммами такое барахло везли — в гости придешь, и только гляди, чтоб из шкафа на голову гранатометный заряд не выпал. Шутка.
Гостей приехало семеро. Из Франции, Швейцарии, Испании, Польши. Эдакая интернациональная сборная.  Повезли их в Истомино. Там сначала гоняли с массово-габаритными макетами автоматов, чтобы попривыкли малость к малознакомому оружию и друг друга не постреляли от усердия. Учили развертыванию, маневренному бою и другим премудростям, необходимым во время скоротечных спецопераций. А за всей этой учебой из укромных мест наблюдали чекисты, да и снимали происходящее на видеокамеры. Для истории, так сказать. Тем более что поделать ничего не могли. Ведь крамольного ничего не происходит: бегает десяток здоровых мужиков с макетами автоматов, и всё. А что туристы иностранные, то каждый с ума по-своему сходит.
Но в конце обучения решил Дунин раздать подопечным настоящие автоматы и боевые патроны. Чтобы, значит, закрепить полученные знания в условиях, максимально приближенных к боевым. И не ожидал, что все окажется НАСТОЛЬКО приближенным. Едва загрохотали первые очереди «интуристов» по воображаемому противнику, как из кустов посыпались люди в черных комбезах с надписями «ФСБ» и «спецназ», и как-то все не по плану пошло… Сбили с ног, отобрали автоматы, кому ботинком, кому прикладом приложили…
Иностранцев, конечно, отпускать пришлось. Ничего серьезного они не нарушили. Оружие и боеприпасы не покупали и не хранили — им этими аксессуарами просто в безлюдном месте попользоваться дали. А у Дунина и двух его друзей-офицеров (уже бывших) теперь проблемы. Судят их в Балахне за хранение боеприпасов, передачу оружия и превышение служебных полномочий. Не думаю, что приговор будет чересчур суровым. Очень может быть, что получат условные сроки. Только вот карьеру себе ребята навсегда поломали.

Александр КОБЕЗСКИЙ 

Запись опубликована в рубрике Криминальные нравы. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

2 комментария: ОСОБЕННОСТИ НАЦИОНАЛЬНОЙ «ЗАРНИЦЫ»

  1. Александр говорит:

    Что касается прессы то очевидно что по заказу статья сделана.

  2. Александр говорит:

    Вот так и убирают «лишних» людей в нашей стране. Перешел дорогу кому-то и все, повод нашли пресса раздула из мухи слона. А то, что человек патриотику в области за уши вытаскивает не говоря уже о заслугах перед отечеством не интересует никого?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *