Детоубийце вынесен приговор

 

19-летняя девушка, родив ребенка в ванной комнате, дважды ударила его ножом…

На днях суд Советского района вынес приговор по беспрецедентному делу. «Ленинская смена» писала об этом преступлении в одном из предыдущих номеров, однако в то время было нельзя рассказывать подробности жуткой истории.
1 марта около 4 часов утра на станцию «Скорой помощи» поступил вызов в квартиру на улице Ошарской. Взволнованный голос сообщил, что у беременной хозяйки квартиры случился выкидыш и ей необходима срочная медицинская помощь. Оказалось, звонил сожитель девушки.
Медики срочно прибыли на вызов. Их глазам предстало жуткое зрелище: в ванне, на треть наполненной водой, плавали сгустки крови и фрагменты плаценты.
Лариса — а именно так звали больную — рассказала, что вечером у нее сильно разболелся живот. Ночью начались кровотечение и схватки. Девушка пошла в ванную, где у нее произошел выкидыш. Срок беременности, по словам Ларисы, составлял 3-4 месяца. Врачам пришлось госпитализировать ее в гинекологическое отделение роддома №5.
Как потом на суде рассказал ее сожитель Алексей, вечером 29 февраля они ходили в театр, затем вернулись домой, где Лариса стала жаловаться на боли в животе.
Мама Алексея дала невестке две таблетки активированного угля, и девушка заснула.
Ночью, около половины четвертого, Алексей проснулся от шума в ванной комнате. Ему показалось, будто что-то упало.
Ларисы рядом не было. Парень бросился в коридор. Дверь в ванную комнату была закрыта. Стал дергать ручку двери, стучать, спрашивать, что случилось.
Девушка отвечала, чтобы он не входил: дескать, все нормально.
Парень разбудил маму, и они вместе стали просить Ларису открыть дверь. Алексей взял ложку и, просунув тонкий конец в дверную щель, смог открыть задвижку щеколды.
Лариса полуголая сидела на корточках в ванне. Местами на теле и на лице у нее виднелась кровь. Парень бросился звонить в «Скорую». Когда позвонил и вернулся, Лариса продолжала сидеть и что-то невнятно бормотать.
Алексей понял одну фразу: «Ребенок умер, и у меня выкидыш».
Девушка находилась в неадекватном состоянии и все повторяла и повторяла эти слова. Говорила, что она больше не хочет жить.
Оставив девушку под присмотром мамы, Алексей побежал на улицу встречать машину «Скорой». Разбудили соседей, попросили их помочь отнести девушку на носилках в машину и с ней поехали в больницу.
Однако поговорить тогда с Ларисой не удалось. Девушке сделали наркоз. На следующий день Алексей снова поехал к Ларисе в роддом, но девушка себя очень плохо чувствовала. Сказала только, что врачи хотят вызвать полицию.
Он поинтересовался у медиков, зачем вызывать полицию, но те не стали отвечать на вопросы парня. Ничего не поняв, он уехал.
Неожиданно ему на телефон стали приходить от Ларисы смс-ки. В них она писала, что в ванной комнате лежит мертвый ребенок. Алексей позвонил Ларисе, и та ему рассказала, что убила ребенка. Он позвонил маме, рассказал о разговоре с девушкой и попросил осмотреть ванную комнату. В шкафу действительно находился труп новорожденного ребенка, завернутый в полотенце…
Вызвали полицию. По словам старшего следователя Следственного отдела по Советскому району СКР по Нижегородской области Елены Гавриной, было установлено, что ребенок родился доношенным при сроке беременности ориентировочно 39-40 недель и умер от кровопотери в результате двух ударов ножом.
В отношении Ларисы было возбуждено уголовное дело по ст. 106 УК РФ («Убийство матерью новорожденного ребенка»).
Из показаний подозреваемой:
«До июля 2011 года я жила вместе со своей семьей в Удмуртии. Я познакомилась с Лешей в Интернете весною 2009 года, когда еще училась в школе.
У нас сложились хорошие отношения, мы понравились друг другу и продолжили общаться. Несколько раз приезжала к нему в гости.
Интимной близости между нами не было, потому что я была несовершеннолетняя.
Он сказал, что когда мне исполнится восемнадцать, мы поженимся.
В начале июня 2011 года, когда я жила в Удмуртии, меня изнасиловал знакомый парень. Об этом случае я никому не рассказывала. В конце июня 2011 года у меня была задержка. В больницу по данному поводу я не обращалась, так как деревня у нас маленькая и об этом сразу узнала бы моя мама. Факт получил бы огласку, это обсуждалось бы между врачами. В июле 2011 года я переехала в Н.Новгород, где стала жить с Лешей и его мамой. Сдала вступительные экзамены и поступила учиться в политехнический институт на факультет нанотехнологий. О том, что я беременна, рассказала Леше в ноябре 2011 года. Он обрадовался, потому что очень хотел детей и подумал, что ребенок от него. Я не могла ему сказать, что это не его ребенок, потому что он бы меня сразу бросил. А я им очень дорожу, он самый близкий для меня человек. На учет к врачу-гинекологу я не вставала по тем же причинам. Хотя ему и его маме я сообщила, что на учет встала. Что делать дальше, я не знала…»
— После убийства мне уже стало понятно, что Лариса была беременна не от меня, — говорит Алексей. – К сожалению, она только потом мне все рассказала. И хотя этот ребенок не являлся моим по крови, я все равно считал бы его своим, родным. Ведь его вынашивала моя любимая девушка, рождению этого ребенка я был бы очень рад.

Олег Мишин

Запись опубликована в рубрике Криминальные нравы. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *