«Партия учит, а жулики воруют»

«При Сталине не воровали», «При Сталине за воровство расстреливали», — такие фразы нередко звучат в нынешние годы. Один из пользователей интернета написал в разделе «Вопросы и ответы на Mail.ru.»: «При Сталине не могли воровать, потому что знали — наказание будет неизбежным, и попасть в ГУЛАГ никому не хотелось. При Сталине даже обвешивать покупателей в магазинах было невозможно из-за строгого наказания вплоть до тюрьмы». Некоторые люди всерьез полагают, что русских можно напугать тюрьмой! Правда, как показывают факты, и бояться-то порой было нечего…

КВАРТИРНОЕ РЕЙДЕРСТВО ПО-СТАЛИНСКИ

В одном из июньских номеров «Горьковская правда» рассказывала о скандале, произошедшем в Ждановском (ныне Советский) районе города Горького. Согласно советскому жилищному законодательству, квартиры в домах не принадлежали жильцам, а как бы сдавались им внаем государством. Причем в сталинские годы в случае отсутствия квартиросъемщиков по месту прописки более шести месяцев, жилищные управления имели право расторгнуть с ними договор. То есть попросту выселить и отдать квартиру в пользование другим гражданам. Правда, имелась и оговорка – решение должен принимать суд.
Однако закон в нашей стране, как известно, что дышло, куда повернул, туда и вышло. Оказывается, некоторые управдомы и начальники жилищных управлений практиковали незаконное выселение, фактически захват квартир с последующим вселением туда (скорее всего, за взятки) других «нуждающихся». Так, вполне благопристойная семья супругов Ивановых как-то решила съездить на дачу. Благо, даже сталинская Конституция гарантировала народу не только право на труд, но и право на отдых после него. Подышав свежим воздухом и полюбовавшись природой, Ивановы вернулись домой. Но там семью ждал «сюрприз»: в их квартире уже проживали совсем другие товарищи… Оказалось, что управдом предоставил в районное жилищное управление какие-то бумаги, якобы свидетельствовавшие о том, что Ивановы уехали на дачу уже больше чем полгода назад. Начальник управления Потапенко, видимо, решил, что пусть, мол, на даче и живут, после чего собрал бригаду слесарей и отправился по указанному адресу. Там они вскрыли квартиру, открыли шифоньер, книжные шкафы и даже буфет, после чего составили «акт» о том, что квартира пустует давно. Затем Потапенко приказал сложить вещи Ивановых в одну кучу в углу и вселить в квартиру «очередников». Те же быстренько отпраздновали новоселье и начали обустраиваться на новом месте.
«О грубом нарушении советского закона Ивановы сообщили прокурору района тов. Волкову, — писала газета в статье «Минуя закон». – Ему-де и карты в руки, у него в уголовном кодексе есть и специальная статья против самоуправства. Но тов. Волков ограничился… обещанием разобраться. Обратились Ивановы в исполком горсовета. Оттуда ответил заместитель начальника горжилуправления тов. Приженцов: «В связи с заселением вашей квартиры вам надлежит обратиться с просьбой в нарсуд». Вместо того, чтобы наказать самоуправцев, тов. Приженцов любезно сообщает адреса, куда обращаться с просьбами».
Адреса — это хорошо, но жить-то Ивановым было негде, фактически они нежданно-негаданно превратились в советских бомжей.
«Ивановы подали в суд, — продолжала рассказ газета. — Как ни старались крючкотворцы из жилищного управления оттянуть дело, судебное заседание, наконец, состоялось. Как и следовало ожидать, суд предложил немедленно вернуть квартиру Ивановым. В последний день десятидневного кассационного срока жилищное управление составило протест. Но и это не помогло: областной суд утвердил решение народного суда». Казалось бы, «самый гуманный суд в мире» вынес однозначное решение, и Ивановы могли, наконец, вернуться домой. Ан нет! Лишь через два месяца, после «хитроумной волокиты», райжилуправление все-таки впустило незаконно выселенных жильцов в их квартиру, но только в одну комнату из двух! Откровенный беспредел объяснили «компромиссом»: мол, не выселять же новых квартиросъемщиков на улицу…

«НАПРАВО И НАЛЕВО РАЗБАЗАРИВАЕТСЯ ОБЩЕСТВЕННЫЙ СКОТ»

«В колхозе имени Гастелло, Кстовского района, не считаются с Уставом сельхозартели, с интересами общественного хозяйства. Правление и партийная организация колхоза примиренчески относятся к дезорганизаторам, рвачам, расхитителям общественного добра, — сообщала «Горьковская правда». – Колхозник Белянин похитил восемь пудов вики. Правление колхоза принимает решение: взыскать с расхитителя по два рубля за килограмм вики и считать вопрос исчерпанным. У заведующего животноводческой фермой Шурыгина при проверке не оказалось двух овец и двух поросят. Сердобольное правление решает взыскать с Шурыгина половину стоимости недостающего скота, а половину списать за счет колхоза. Недавно, в дни весеннего сева, бригадир Тиморин продал посевной лук. Правлению об этом известно, но никаких мер к преступнику пока не принято. Направо и налево разбазаривается общественный скот. С фермы продано по «приятельским» ценам 170 поросят». Подобные же нарушения и полнейшая бесхозяйственность наблюдались и в других колхозах Кстовского района. К примеру, в артели им. Ворошилова руководство самовольно изъяло земли из севооборота и раздало их колхозникам под приусадебные участки.
Всяческими злоупотреблениями занималось, к примеру, руководство райпотребсоюза Чернухинского района. «Партия учит оценивать работников по их политическим и деловым качествам, — писала пресса. — А руководители райпотребсоюза в подборе кадров руководствуются приятельскими и родственными соображениями. Поэтому на некоторых руководящих должностях оказались случайные люди, слабые в деловом отношении, судившиеся в прошлом за растраты и другие преступления. И этим людям доверяют материальные ценности!» На ответственные должности засели некие Беляков и Жучков, которые быстро наладили продажу лучших товаров из-под прилавка, а также всевозможные аферы и махинации. «Пользуясь ротозейством Белякова, жулики из Коваксинского сельпо растратили не одну тысячу рублей», — возмущались журналисты. С прямыми же обязанностями, то есть обслуживанием покупателей, организация не справлялась – некогда было! В магазинах не было даже товаров первой необходимости – молока и хлеба.
Казалось бы, а куда смотрели партия, НКВД и прочие органы? Почему люди не боялись красть?! Оказывается, бояться руководителям райпотребсоюза было попросту нечего, т.к. в районной прокуратуре уже год как лежали материалы об «антигосударственных махинациях» еще на бывшего управляющего этой конторы товарища Егорова, но с разбором дела и судом никто не спешил…

«НА СТРОЙКЕ ПРОПАЛА МАШИНА КИРПИЧА»

Социалистическое – значит общественное, а общественное – значит ничье, а раз ничье, будет мое! Примерно так относились к нажитому в суровые послевоенные годы народному добру некоторые организации и руководители. Так, трест «Горьковстрой», который, кстати, возвел в нашем городе немало памятников сталинской эпохи, регулярно не только пускал по ветру государственные деньги, но и демонстрировал образцы бесхозяйственной деятельности. Летом 1952 года эта контора «гнала» к очередной годовщине Октября сразу несколько объектов: Канавинский универмаг, больницу в Ленинском районе, 24-квартирный дом и школу. Стремясь любой ценой выполнить план и успеть к назначенному сроку, руководители треста шли на все: колоссальный перерасход стройматериалов, лихорадочные переброски рабочих с участка на участок, фиктивные накладные и т.д. Огромные убытки, исчислявшиеся сотнями тысяч рублей, естественно, никого не смущали. Деньги-то казенные!
На качество тоже не обращали внимания. К примеру, на строительстве универмага в ход шли некондиционные алебастр, песок и известь, в результате чего штукатурка отваливалась на второй день. Весь четвертый этаж здания в итоге пришлось перештукатуривать заново. Стройплощадки треста «Горьковстрой» были буквально увешаны правильными лозунгами, типа: «Строители! Экономьте пиломатериалы. Каждая доска стоит 10 рублей». Однако при этом на стройке школы в Канавинском районе, территория которой была «невероятно захламлена», эти десятирублевые доски и брусья сваливались где попало, ломались и давились автомашинами.
Понятно, что в таком бардаке стырить или попросту отгрузить «налево» пару грузовиков со стройматериалами не представляло особой сложности. «Документы на привозимые материалы оформляются неправильно, — сообщалось в статье «Примирились с недостатками». – Это приводит к таким странным и загадочным фактам, какой, например, был 23 мая, когда на стройке пропала целая машина кирпича. При пересчете штабелей оказалось, что кирпича в них недостает не на одну, а на две машины. Подобные случаи на стройке не редкость. Но борьба с хищениями и расточительством ведется плохо».
Впрочем, в духе времени многие недостатки в работе объяснялись не банальным разгильдяйством, а отсутствием политической работы. «Рабочие не видят газет. Читки и беседы не проводятся, стенные газеты на стройках выпускаются редко», — возмущались авторы статьи. Традиционное соцсоревнование в погоне за показателями и наживой в тресте также забросили…
Виктор МАЛЬЦЕВ

Запись опубликована в рубрике История. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *