«Нижегородский антихрист»

В истории нашей страны заметный след оставили сразу два человека с одинаковой фамилией — Минин. И оба они родились в наших краях. Первый — Козьма Минин — прославился созданием ополчения и освобождением Москвы от поляков. Второй — Никита Минин — своими скандальными церковными реформами. Больше известен он под именем Никон.

ПЕРВЫЙ РУССКИЙ ТАНДЕМ

Никита Минин родился 7 мая 1605 года в селе Вельдеманово Княгининской округи Нижегородского уезда (ныне Перевозский район) в семье крестьян. Детство будущего патриарха было безрадостным: мать его рано умерла, а отец, недолго погоревав, привел в дом мачеху, которая всячески издевалась над пасынком. Однако именно это и послужило для Никиты толчком к началу церковной карьеры. В 12-летнем возрасте он убежал в Макарьевский монастырь.
Пройдя несколько ступеней монашества, Никита Минин, ставший в иночестве Никоном, довольно быстро дослужился до должности настоятеля Кожеозерской обители. Здесь он и привлек к себе внимание вдохновляющими речами и проповедями. Слава о нем дошла до Москвы. В итоге царь Алексей Михайлович, сильно интересовавшийся делами церкви, поспособствовал назначению Никона в Москву архимандритом Новоспасского монастыря. Став во главе местной братии, он, будучи человеком склонным к изменениям и авантюрам, вошел в состав неформального кружка духовных и светских лиц, называемого иногда кружком «ревнителей благочестия». В него входили духовник царя протопоп Благовещенского собора Стефан Вонифатьевич, боярин Ф.М. Ртищев и протопоп Казанского собора Иоанн Неронов. «Ревнители» хотели оживить религиозную жизнь в Московском государстве, улучшить нравственность населения и духовенства, распространить в обществе идеи европейского просвещения. По сути, Никон и его товарищи хотели организовать в России что-то наподобие реформации — массового общественно-политического движения в Западной и Центральной Европе XVI — начала XVII веков, направленного на реформирование католического христианства в соответствии с Библией.
Алексей Михайлович тоже мечтал провести в стране реформы по европейскому образцу, поэтому деятельность кружка пришлась ему по душе. В 1650 году Никон был переведен на должность Новгородского митрополита, а еще спустя два года после смерти патриарха Иосифа занял его место.
Молодой царь настолько уважал и почитал Никона, что в первое время полностью доверял его советам не только в церковных, но и в государственных делах. Алексей Михайлович даже повелел прибавить к титулу патриарха официальный титул «Великий Государь», фактически уравнивавший его в статусе с монархом. Впервые возникла не свойственная для России форма правления в виде тандема, получившего неофициальное название «Священство и царство». Во время войн с Польшей 1654 — 1667 годов и длительного своего отсутствия в столице царь оставлял патриарха де-факто во главе правительства. Патриарх Никон в эти периоды подписывал не только церковные акты, но и гражданские указы.

РЕФОРМАЦИЯ ПО-РУССКИ

Сама по себе реформа не вносила ничего кардинально и революционно нового. Во-первых, ввели троеперстие, тех, кто крестился двумя пальцами, объявили поклонниками нечистой силы – мол, крестятся двумя пальцами, как двумя рогами. Коснулись реформы и текстов святого письма. В частности, в слово «Ісус» добавили букву «и». Изменили направление крестного хода: согласно реформе, предписывалось ходить вокруг церкви против солнца, в то время как старообрядцы шли в противоположном направлении. Наиболее масштабным изменениям подверглись тексты Священного писания и богослужебных книг. Однако фактически основной целью реформы все же было приведение богослужения, как сейчас модно говорить, к единым стандартам. Дело в том, что после принятия христианства в 988 году страна пережила монгольское нашествие, раздробленность, смуту и многое другое. В разных местностях молились и толковали церковные книги по-своему, в соответствии со сложившимися традициями. Ксероксов и сканеров тогда не имелось, посему Евангелия и прочая литература размножались и распространялись зачастую кустарными способами, т.е. попросту переписывались полуграмотными монахами. В итоге возникло множество разнотипных вариантов. Идея реформаторов состояла в приведении всех текстов в соответствие с современными греческими образцами.
Но именно стандартизацию и вменяли в вину Патриарху Никону противники реформы. Уже вскоре появилось движение старообрядцев, т.е. тех, кто был не согласен с нововведениями. По мнению оппозиционеров, патриарх произвольно взял греческие тексты как эталон, отказавшись от естественно сложившейся на Руси богослужебной традиции, заимствованной тоже на основе греческих образцов, только старинных.
Недовольство политикой Патриарха Никона довольно быстро привело к его краху. Он сумел настроить против себя не только окружение царя, бояр и большие массы верующих, но и большую часть самой церкви. Этот крепко сложенный, тучный великан с густыми вьющимися волосами и надменным взором, как описывали его современники, наводил на всех страх своей грубостью, прямолинейностью и мстительностью. Никон, по всей вероятности, хотел отвоевать для себя статус, схожий с положением римского папы, т.е. поднять статус церковной власти выше царской. Однако это ему не удалось. В 1658 году правящий тандем распался и началась опала патриарха, закончившаяся отрешением его от патриаршего престола в 1666 году. Поскольку царь не имел полномочий отстранить Никона от должности, специально для этого в Москве был созван т.н. Собор Вселенских патриархов из представителей греческой православной церкви. Бывшего реформатора сослали в Ферапонтов Белозерский монастырь, где он провел почти весь остаток своих дней.

ТРИ ШЕСТЕРКИ

Реформы Никона настолько сильно напугали власть и общество, что его нередко стали называть сатаной в рясе или сыном сатаны. Дело в том, что если сложить численные значения имени Никитос (греч.), получается число 666. Этот факт совпал с ожидаемым в 1666 году в христианском мире концом света. И хотя в России тогда был другой календарь, апокалиптические настроения все же проникли и сюда. Сложив все эти факты, народ и решил, что концу света, как и предсказывалось в Библии, предшествовал приход сатаны или антихриста в лице Никона.
Между тем гонимые властями раскольники устремились в леса и глухие заболоченные места, чтобы там спрятаться и продолжать молиться по старым книгам. В нашем крае староверы расселялись в районе Арзамаса, Керженца и реки Узолы. Многие ныне существующие населенные пункты, такие, как Смольяны и Шарпан в Семеновском районе, Старая Пустынь в Арзамасском районе и другие, были основаны именно раскольниками. Среди них были беглые монахи Ефрем Потемкин, Сергей Салтыков и родственница Петра I Авдотья Нарышкина.
Но наиболее фанатичным староверам бегство казалось бессмысленным. «От судьбы не уйти, — рассуждали они. – Каждому уготовано место на этом и на том свете». Посему незачем, мол, бояться будущего, наоборот, надо всеми силами приблизить его. Возникло большое количество сект морильщиков и гробокопателей, готовивших себя к добровольному самоубийству. Первые замуровывали себя в амбарах, вторые ложились в гробы и приказывали зарыть себя в землю. Может возникнуть резонный вопрос, почему самоубийства совершались столь сложными методами. Не проще ли было просто повеситься или утопиться в пруду? Нет! Дело в том, что согласно христианской морали самоубийство являлось тяжким грехом, после которого можно было угодить напрямую в ад. «Юридически» подобное деяние предполагало именно убийство самого себя. Если же человек замуровался, то умирал он не от кирпичей, а от нехватки воздуха, т.е. как бы естественным путем. То же самое касается закапывания. Решивший добровольно уйти из жизни страдалец только лишь ложился в гроб. А заколачивали и закапывали его уже другие люди. То есть умирал товарищ опять же от отсутствия воздуха, а не вследствие самоубийства. Важно также понимать, что конец света представлялся как некое одномоментное событие, в результате которого сгинут сразу все. Поэтому люди боялись умереть и остаться не похороненными. А тут уже и могилка, и крест на ней, всё на месте, беспокоиться не о чем!
В начале 70-х годов XVII века в моду вошло уже самосжигательство. «В том же 7180 (1672) году, — писал летописец, – в Нижегородском Закудемском стану во многих селах и деревнях крестьяне в церкви божии не ходили, и пения церковного, и таинств не принимали, и во всем от раскольников развратилися, и многие по раскольничей прелести с женами и детьми на овинах пожигались». Подобный вид массового самоубийства появился вначале в Княгининской и Мурашкинской волостях, потом распространился и на левобережье Волги. Тысячи нижегородцев приняли страшную смерть, опять же формально не став самоубийцами! Как правило, они лишь запирались и заколачивались в доме, а поджигал его уже кто-то другой снаружи.
Любопытно, что после Патриарха Никона в Русской православной церкви больше никогда не проводились серьезные реформы! Слишком долго переживались и осмысливались последствия раскольничества. А церковные обряды по сей день проводятся по канонам, утвержденным еще в XVII столетии.
Виктор МАЛЬЦЕВ

Запись опубликована в рубрике История. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *