«Было отчетливо видно, как отделяются бомбы»

В ночь на 6 июня 1943 года 128 бомбардировщиков нанесли второй авиаудар по Горьковскому автозаводу, сбросив на него 179 тонн фугасных и зажигательных бомб. Тактика немцев заключалась в уничтожении предприятия по частям, на сей раз целью налета стал западный сектор завода, в котором находились различные вспомогательные цеха и сооружения.

Владислав Гурьев (во время войны был подростком, его отец работал на Автозаводской ТЭЦ) наблюдал за всем происходящим с Малиновой гряды, т.е. с высокого, правого берега Оки: «Мы хорошо видели немецкие бомбардировщики, летящие над Окой. Они шли группами по 20 самолетов, по четыре в ряд. Создавалось впечатление, что, используя в качестве ориентира водонапорную башню, расположенную прямо напротив завода, они круто поворачивали на 90 градусов и спокойно, словно на учениях, бомбили цеха. Каждый самолет шел на конкретный корпус завода. Некоторые бомбардировщики сильно снижались, пикировали и даже включали прожектора. При этом стоял такой рев, что звенело в ушах, было отчетливо видно, как отделяются бомбы».
Примерно так же описывал гитлеровский налет директор ГАЗа А. Лившиц: «Бомбометание продолжалось до 2-х часов с исключительной прицельностью попадания. Самолеты приближались к объекту, снижались, пикировали и сбрасывали бомбы… Считаю необходимым отметить исключительно слабую ПВО завода».
В результате бомбардировки полностью сгорели главный магазин смежных деталей, монтажный цех, парк автотягачей, склад резины, кузница № 2 и паровозное депо, а также кузнечная и механо-строительные мастерские, деревообделочный завод и все склады материалов треста «Стройгаз» № 2. Получили сильные повреждения литейный цех ковкого чугуна, кузнечный, модельный, ремонтно-механический, механосборочный (танковый) цех № 5 и другие объекты.
Тем временем по приказу Сталина была создана комиссия по расследованию причин невыполнения задач Горьковским корпусным районом ПВО. Вскоре в наш город прибыли глава НКВД Лаврентий Берия, шеф НКГБ В.Н. Меркулов, секретарь ЦК ВКП(б) А.С. Щербаков и командующий ПВО СССР генерал Михаил Громадин. Последний временно лично возглавил противовоздушную оборону города Горького! Работа комиссии сопровождалась поездками указанных лиц по предприятиям, позициям зенитных батарей и аэродромам, а также всевозможными совещаниями и указаниями. При этом не обходилось без угроз и запугивания.

ГИТЛЕРОВСКИЙ НАПАЛМ

Между тем немцы не собирались останавливаться на достигнутом. В ночь на 7 июня 1943 года последовал третий подряд массированный налет. На сей раз основной удар пришелся по механическим, прессовым и инструментальным цехам, расположенным в северной части автозавода. Самая страшная участь постигла колесный цех — пятипролетное здание площадью свыше 23 тыс. кв. м. Уязвимым местом корпуса являлись перекрытия, выполненные деревянными сегментными фермами, а также кровля, покрытая рубероидом.
В ходе налета «гитлеровские стервятники» впервые применили воспламеняющуюся жидкость, выливавшуюся из специальных приборов, установленных на бомбардировщиках Ju-88. Несколько «Юнкерсов» на небольшой высоте прошли над автозаводом и полили его воспламеняющейся жидкостью. Даже жители Сормовского района, находившиеся в 13-15 км от автозавода, видели, как огромные огненные струи прорезали ночное небо и обрушивались на корпуса ГАЗа. Большая часть этого «напалма» как раз попала на здание колесного цеха. В результате одновременно вспыхнула практически вся крыша. Затем следующие волны самолетов сбросили на колесный цех серию фугасных и тяжелых зажигательных бомб. Возникли сразу несколько десятков очагов пожаров, тушить которые не было никакой возможности. Сначала огонь охватил деревянные элементы, а затем все здание превратилось в огромный пылающий костер. Вследствие огромной температуры железобетонные конструкции, колонны, подкрановые балки и подкрановые пути стали трескаться и осыпаться, а металлические краны плавились и прогибались, горели даже станки. Расплавленный рубероид целыми потоками стекал по стенам и трубам, заполняя ливневую канализацию.
На следующее утро директор автозавода Лившиц первым делом направился к зданию колесного цеха. Шутка ли, единственный в стране цех, производящий автомобильные колеса! Ведь они ставились не только на машины, но и на пушки и минометы. Когда директорская «эмка», пробираясь между дымящихся куч обломков и огромных воронок, подъехала к цеху, Лившиц был настолько поражен увиденным, что даже не сумел выйти из автомобиля. Некогда красивое, построенное в виде больших арок, здание представляло собой обуглившийся остов. Крыша полностью обвалилась, а внутри через зияющие пробоины виднелись почерневшие остатки уникального оборудования. С трудом придя в себя от этого зрелища, Лившиц поехал в еще уцелевшую главную контору звонить Сталину.
В следующие дни Люфтваффе еще дважды бомбили автозавод, окончательно превратив его в груду развалин. В ночь на 14 июня, решив, что с ГАЗом покончено, бомбардировщики обрушились на минометный завод «Двигатель революции» и расположенный рядом с ним станкозавод, а во время последнего массированного налета на Горький в ночь на 22 июня атаковали всю заречную часть города, расположенную вдоль Оки. В результате сильно пострадали элеватор, фабрика «Красный Октябрь», завод «Новая сосна», филиал № 2 авиазавода № 21 (завод Воробьева), речной порт и Московский вокзал.

«В РЕЗУЛЬТАТЕ ДЕЙСТВИЙ ВРАЖЕСКОЙ АВИАЦИИ НА ГАЗе ПОСТРАДАЛО БОЛЬШИНСТВО ЦЕХОВ»

Ветераны и наследники Горьковского корпусного района ПВО, а также некоторые писатели и историки по сей день пытаются вывернуть историю наизнанку, полагая действия противовоздушной обороны «успешными». Некоторые из них и вовсе указывают, что «23 июня 1943 года немецко-фашистское командование, поняв бесперспективность своих попыток разрушить Горький и его важные промышленные объекты, было вынуждено отказаться от последующих воздушных ударов (!!!). Потому, дескать, сей день можно считать чуть ли не «днем победы сил ГКР ПВО и всех трудящихся в противовоздушной битве за город Горький». Подобное утверждение можно было бы признать правильным только в том случае, если бы Горьковский корпусной район ПВО воевал на стороне немцев. И тем более непонятно, почему тогда после Победы командующий ПВО генерал Осипов и директор ГАЗа Лившиц вместо наград и поощрений по приказу Сталина были сняты с занимаемых должностей с понижением.
Также бывшие пвошники ставили себе в «заслугу» тот факт, что немцы «не смогли» разбомбить машзавод, авиазавод № 21 и другие предприятия. В действительности сделать этого они и не пытались. В плане операции было четко указано: «Разрушить автозавод им. Молотова и прилегающие объекты». Что и было выполнено. «Было полностью уничтожено два больших сборочных цеха, кузница, главный литейный цех, штамповочное производство и определенное количество плавильных печей, — сообщает немецкий отчет. — Также тяжело повреждены четыре больших сборочных (монтажных) корпуса, главный склад, главная электроподстанция, главный испытательный стенд для танков, моторостроительный цех, токарные мастерские и литейный цех для арматуры». В ходе операции было потеряно 7 самолетов, из которых только 4 были сбиты зенитчиками и истребителями непосредственно в районе Горького.
Немецкие данные почти совпадают с секретным отчетом, составленным новым директором автозавода И.К. Лоскутовым для ЦК ВКП (б): «В результате действий вражеской авиации на ГАЗе им. Молотова пострадало большинство производственных цехов, в т.ч. полностью уничтожены: главный сборочный конвейер, монтажный цех, сборочный цех, деревообделочный цех № 2, несколько складов (в т.ч. значительное количество готовой продукции)». В прессовом цехе из 546 единиц оборудования были выведены из строя 543, в колесном – 305 из 323, в цехе шасси – 1788 из 1799! Кроме того, сгорело 8000 электромоторов различной мощности и типов, 14 тыс. электроприборов, свыше 300 сварочных машин. В ходе налетов были уничтожены практически все компрессоры, 100 км различных трубопроводов, 9 км конвейеров и транспортеров, 28 мостовых кранов, 10 энергоподстанций и т.д. и т.п.
Помимо предприятий в июне 1943 года в городе было разрушено 467 жилых домов, в основном в Ленинском и Автозаводском районах. Согласно официальным данным, погибли около 400 человек, еще 864 получили ранения. Эти цифры, конечно же, сильно занижены.

Виктор МАЛЬЦЕВ
Продолжение следует

Запись опубликована в рубрике История. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

2 комментария: «Было отчетливо видно, как отделяются бомбы»

  1. Виктор говорит:

    Это просто грубо выполненный коллаж)

  2. Алексей говорит:

    Здесь то хоть самолет немецкий нарисовали, а в №19 от 3 мая 2012г. в этой статье изображен английский самолет. Нас что, союзники бомбили???

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *