Валерий Шанцев: «Торпедо» стало командой!

Нижний Новгород только что пережил месяц «хоккейной лихорадки». Все только и говорили о хоккее с шайбой, об игре нижегородского «Торпедо» в плей-офф. Во многих регионах России подъем в хоккее связывают с особым отношением к этому виду спорта со стороны глав субъектов Федерации. Нижегородская область – не исключение. Губернатор Валерий Шанцев не только страстный болельщик: он отлично знаком с хоккейной «кухней» изнутри – как профессионал, а самое главное, он искренне любит хоккей и помогает его развитию

— Валерий Павлинович, в детстве все мальчишки или интересуются хоккеем, или играют в хоккей. Вы до каких ступеней в этом отношении дошли в детско-подростковом возрасте?
— Хоккейная коробка находилась прямо напротив моих окон. Заливался лед каждую зиму. И все свободное время мы там проводили. Либо летом в футбол в этой коробке гоняли, либо зимой в хоккей играли. Коньки – это непосредственный атрибут моего детства. Они висели у меня под кроватью. Мы не только в хоккей играли, но еще и катались прилично на коньках. В парк Горького ходили. Чтобы в парк Горького попасть, надо было в очереди отстоять. Там конная милиция охраняла, чтобы люди вошли и вышли. Вот такой интерес был к спорту, и к конькам в том числе, во время моего детства. Поэтому мы на коньках стояли практически как на ногах.

— О карьере хоккеиста не грезили? В секции не занимались?
— Я не играл ни в какой спортивной команде, только во дворе. К профессиональному хоккею я прикипел вместе с сыном. Когда надо было решать – в какой вид спорта направить сына? Так получилось, что мы жили рядом с «Динамо», на улице Красноармейской. И пошли, естественно, на стадион «Динамо», ему было 6 лет тогда. Записался он в хоккей, мы с женой водили его пять раз в неделю в детско-юношескую спортивную школу «Динамо». Играл он за все возраста. До 16 лет. Вот тогда я и прикипел, вошел в правление хоккейного клуба «Динамо» через детско-юношескую школу.

— Во втором круге плей-офф «Торпедо» играло с московским «Динамо». Теперь ясна и ваша связь с «Динамо». А по складу души вы за какой клуб болели? Ведь в Москве и ЦСКА, и «Спартак», и «Крылья Советов», и «Динамо».
— Я болел за «Динамо». Так получилось, что я работал в советских, партийных органах и в то время был членом правления хоккейного клуба «Динамо». А потом, когда закончилась моя карьера в связи с тем, что КПСС была упразднена, надо было принимать решение – где дальше трудиться? Мне было много предложений. Начиная от банка «Менатеп», кончая многими фирмами, которые хотели использовать мое знание Москвы. Ну и, как всегда, его величество случай сыграл свою роль. У нас было очередное правление хоккейного клуба «Динамо». Мы думали, как дальше финансировать профессиональный спорт. Потому что в 1991 и 1992 годах у многих был «перелом». С плановой экономики переходили в рыночную. И то, что раньше финансировалось из бюджета, не могло так финансироваться. Обсуждали это. И я высказал несколько идей, как можно заработать средства, для того чтобы финансировать команду «Динамо», детско-юношескую спортивную школу. А тогдашний главный тренер Юрзинов говорит: «О, Валерий Павлинович, Вам все равно сейчас надо куда-то идти работать, у вас разумные предложения, давайте их вместе реализуем?» Мы тогда создали управляющую структуру ХК «Динамо» (Москва) с аппаратом управления, с менеджментом, с экономической частью. И я стал вице-президентом ХК по экономике. И 1992, 1993, начало 1994 года я отработал там. В этой должности. В это время «Динамо» было бессменным чемпионом России.

— А другие московские клубы тогда «падали».
— Когда я стал вице-мэром, помогал и «Спартаку», и «Крыльям Советов», и «Динамо», и ЦСКА. Для меня хоккей, как спорт, стал существовать отдельной страничкой. И точно так же я помогал футболу, легкой атлетике, фигурному катанию, художественной гимнастике. Первые Всемирные юношеские игры — это мой проект, который я реализовывал как председатель оргкомитета.

— Вы любите анекдот рассказать или какую-нибудь историю. А вот о тех временах какую-нибудь поучительную историю, касающуюся хоккея, расскажите.
— Вот сейчас многие говорят про Андрея Назарова.

— Бывший тафгай, ныне тренер «Витязя»?
— Я знал его мальчишкой еще. Однажды мне поручили возглавить нашу делегацию в город Руан (Франция) на турнир хоккейных команд. И так получилось, что у нас двенадцать игроков отобрали в это время в сборную из «Динамо», и мне дали одних «масочников». Молодежь до 20 лет. В том числе и Андрей Назаров поехал, он еще мальчишкой был. Я был очень удивлен, ни разу такого не видел, сколько хоккей ни смотрел. Мы приехали туда, там дядьки за 30 лет, здоровые такие. А наши тонкошеие. У Назарова были кулаки здоровые, размер ботинок большой, а сам он худенький был. И вот он взял на себя обязанность защищать нашу команду. Он бился с немцами, с французами. И тогда еще, мальчишкой, проявил себя в драках. Потом он профессионально стал лучше драться, но тогда действовал чисто эмоционально, по-мальчишески. За справедливость готов был биться с детства. И тогда комиссар одного матча подошел ко мне и говорит: «Валерий, русские стали взрослеть, они научились драться». Вот когда, собственно говоря, у Назарова проявилась наклонность, режим силового хоккея, замешинного на конфликтах, на драках. Я помню, он бился с одним немцем, в нем килограммов 120. И все равно его Назаров победил. Еще тогда.

— А сейчас он в очечках, интеллигентный человек.
— Да, я смотрю на него, любуюсь. А парень был жесткий очень.

— Вы сразу «Торпедо» начали заниматься, в 2005 году?
— Да, фактически сразу.

— Я тут поинтересовался, сколько с 2005 года сменилось тренеров в «Торпедо». Богданов, Юрзинов-младший, Воробьев, Попихин был дважды, Михалев, Голубович и сейчас финн Кари Ялонен. Это что было? Поиск или определенные ступени в развитии команды?
— Поначалу команда играла в высшей лиге. Когда я пришел, Богданов и был тренером. Конечно, я сразу поставил цель играть в супер — лиге. Такому городу с хорошими традициями, с успехами, где члены сборной СССР были, чемпионы Олимпиады и мира, не место было в высшей лиге. Поэтому мы пригласили Юрзинова-младшего. Дали ему все возможности, чтобы он набрал команду соответствующего уровня. Ну, и вы видели, как он всех в высшей лиге в одну калитку обыграл. Вывел «Торпедо» в суперлигу. Но одно дело — играть с хорошим составом в высшей лиге, а другое дело с этим составом соответствовать тому, что требуется в суперлиге. Юрзинов-младший — это интересный человек. У него сложилось мнение, что не надо игроков тренировать. Надо их просто набрать по нужным амплуа, пусть они сами себя тренируют. Они – профессионалы, мол, сами должны себя готовить ко всем играм. А тренер только на скамейке должен руководить. На самом деле, у нас так не получается.
— Это его опыт работы за рубежом сказался.
— Юрзинов-младший с этой теорией фактически провалился. Результата не было никакого. А тренер ответствен за результат. Хочешь не хочешь. Пришлось его освобождать.
Попихин – тоже из динамовской школы. В Швейцарии тренировал. С серьезными командами работал. Взяли его. Поначалу вроде дело пошло. Но потом то же самое. Поняли, что он больше тренер-технарь, который не может вытащить из состава именно командный дух, ответственность всей команды за результат. Сам по себе каждый игрок сильный, а результата нет. К такому же финишу пришел и Попихин.

— Губернатор Шанцев мучительно искал тренера с менталитетом победителя.
— Мы все эти перестановки делали в результате анализа ситуации. А что мы хотим? Хороших игроков подобрали. А дальше что? А где результаты? Где команда? Почему она может 8:0 проиграть и так же выиграть? Нет стабильности, нет уверенности, что мы больше половины очков все равно возьмем от того, что надо разыграть.

— Дальше что происходило?
— Когда Юрзинова освободили, пригласили Воробьева. Это известный специалист. Его не надо даже характеризовать. Он пришел, короткий промежуток времени поработал, результата никакого не сделал. Мы его не хотели увольнять. Понимали, что за короткий промежуток времени он не сможет все наладить. Но он сам хотел уйти. Сказал, что очень болен, подскакивает давление. Тяжело работать на скамейке. Не получается ничего. Говорит – доработаю до конца сезона и уйду. Держать человека, который не хочет работать, — это бессмысленно. Поэтому спокойно приняли решение. Взяли Попихина. Он сказал, что надо с командой работать. Но и у него работа не получилась. Я у него спрашивал: что собираешься делать? Он отвечал всегда: «Работать надо!» Кроме этих слов ничего не слышал от него. Для человека, который понимает в хоккее, всегда есть масса вариантов. Состав перекомпоновать, в тройках сочетания поменять. Есть масса возможностей усилить игру, а мы опять проигрывали. И через некоторое время появилась фигура Михалева. Опытный тренер, приводил команды к медалям. Пришел, мы с ним поговорили. Я ему – бери команду, работай. Он неделю работает, контракт не подписывает. Две недели работает – тоже. Три недели работает – контракт не подписывает. Мы проиграли 8:3 у себя на площадке «Атланту», я с ним встретился в этот день и спрашиваю: «Почему ты не подписываешь контракт? Давай подписывай и начинай работать». Он говорит: «Хорошо, через два дня подпишу». Через два дня мне звонят и говорят: «Он не подписывает контракт». Я его спрашиваю: «В чем дело?» Он – мне: «Я сейчас думаю: подписывать или не подписывать?» Я отвечаю: «Если ты не подписываешь, мы с тебя спросить ничего не можем. Мы проигрываем игру за игрой, а спроса нету. Поэтому давай уходи. Мы будем дальше думать – что делать? Потому что работать невозможно с тренерами, которые держат за пазухой какой-то другой вариант».
И Воробьев, и Михалев искали перспективу в других местах, как показало время. «Торпедо» им было просто неинтересно. Они хотели своим пребыванием в «Торпедо» лишь интерес других клубов к своим фигурам подогреть. Вот, мол, меня «Торпедо» взяло. Для них это были какие-то временные решения. Нам нужно было определяться. Честно говоря, когда прорабатывали все эти варианты, то поняли: чем наши тренеры «интересны»? Из одной команды уволили, в другую команду взяли. Вот такая череда тренерских замен. В одном месте ничего не добился, попробуй на новом месте – на мой взгляд, это просто бесперспективно. Если у тебя не получилось на этом месте, побудь где-то на вторых ролях. Необходимо все осмыслить, потренироваться надо, как говорят.Начали изучать международный рынок. И нашли тренера Кари Ялонена. Это специалист, который привел свою команду к чемпионским медалям. А чемпионат Финляндии – не слабый. Финны – чемпионы мира. Поэтому со всех точек зрения посмотрели и пришли к выводу, что надо остановиться на этой кандидатуре. И, надо сказать, не прогадали. Что самое главное, обратите внимание на его интервью. Он меньше говорит о технике, меньше говорит об игроках, он говорит, что у нас ко-ман-да! Мы сумели создать команду. Он начал заниматься этим вопросом. Нам этого и не хватало. И практика показала, что как только тренер начал заниматься этим вопросом, сразу у нас пошли результаты.

— Скажу свое личное впечатление. Перед этим сезоном впервые реально сильный состав был в «Торпедо», который мог решать серьезные задачи. Все новички практически заиграли. Появилась сбалансированная команда. Но чего не хватило нам, чтобы чуть дальше в плей-офф продвинуться?
— Я думаю, что мы хотим сейчас невозможного. В хоккее, как и любом другом виде спорта, надо поначалу себя показать. Что у тебя есть определенный уровень. И только потом можно рассчитывать на какие-то высокие результаты. Это как в фигурном катании. Пока ты не прокатаешься и тебя судьи не узнали, общественность тебя не узнала, нельзя на многое рассчитывать.
Мы какие задачи перед сезоном ставили? Занять в дивизионе место не ниже четвертого. Заняли второе. Нам это понравилось. А почему бы нам не стать и чемпионами? Мы говорили – нам надо попасть в плей-офф. Мы попали в плей-офф. Мы говорили – нам никак нельзя проиграть первый раунд. Дальше мы и не заглядывали. Сделали это. На второй раунд силенок не хватило. Это было очевидно совершенно, по последним играм. Тем, кто в хоккее понимает. Посмотрите все матчи команды в течение сезона. Она ни разу не пропустила такие шайбы, две подряд, какие пропустила в решающем матче. Выкатился игрок из-за ворот, с висящим на плечах защитником, упал и в падении забросил шайбу. И второй гол: Анисин, совсем никакой хоккеист, он потанцевал, погарцевал по площадке и с лопаты забил шайбу.

— Анисин стал игроком реальным.
— Если кто в хоккее понимает, то он стал игроком только потому, что не выстраивали против Анисина правильную игру. Против него надо было поставить Веске. Если бы Веске был в порядке, он бы с ним поиграл и ничего бы тот не показал. Но в целом это результат накопленной усталости. Они готовились на одну цель, на один масштаб, а тут семь труднейших игр в первом раунде и здесь шесть труднейших игр с неслабым соперником, с московскими динамовцами. Поэтому не хватило силенок. Вот такие пропущенные шайбы – показатель этого.

— Вы очень политкорректно намекнули на судейство. Сейчас хоккей с шайбой превратился в хоккей с мячом в том смысле, что многое зависит от судейства. У кого больше удалений, тот проиграл. Меньше удалений – выиграл. Судьба матчей решается вне льда, по сути.
— Почему так? Мы должны себя показать. И судьи, и все должны понять, что «Торпедо» — это сила, это клуб. И мы этот путь пройдем, но не сразу. Сегодняшний наш разговор о том, что мы прошли определенный этап. Мы уже в восьмерке. На следующий год никто не будет говорить, что «Торпедо» может преподнести сюрприз. От нас сюрпризов уже не будет.

— И все-таки коротковата оказалась скамейка. Хорошего бы атакующего защитника и хорошего бы нападающего. Желательно, чтобы к Олимпиаде у нас был «сборник». Защитника Никулина надо взять из «Ак Барса». А нападающего – Анисина из «Динамо», хоть вы его и критикуете.
— Есть у нас «сборники». Хиетанен из Финляндии, Нильссон и Тёрнберг из Швеции. У нас, видите, игроки из других стран сильные.

— Нужны наши – российские «сборники».
— Не случайно я дважды встречался с тренером сборной России Билялетдиновым на играх «Торпедо» в Москве. Он сказал: «Хорошая у вас команда, мы ее отсматриваем». Хороший игрок, «сборник» может появиться только в хорошей команде. В плохих командах – практически нет. Вот исключение – Тарасенко.

— Но и он из «Сибири» ушел в СКА (Санкт-Петербург).
— Тарасенко попал в хорошую команду, чтобы показать, что его уровень стабильный. Не то что он блеснул, и всё. Или только против слабых может с настроем сыграть и повыделяться… Поэтому поднимется клуб — будет выполняться и эта задача. В этом году селекция будет другая. Потому что все основные игроки у нас подписаны на несколько лет. Стержень команды сохранится. Будет только точечная селекция. Мы как раз об этом будем думать.

— Ледовый стадион в Нижнем Новгороде всегда заполнен. Все хвалят нижегородских болельщиков. Говорят, что у нас болеют даже лучше, чем в Риге и других городах. Возникает вопрос по новой ледовой арене. Тем более что раньше Вы об этом говорили.
— Да, стадион будем строить.

— Где, на сколько мест?
— Смотрим площадку в районе Комсомольской площади. Сейчас специалисты смотрят – «сядет» он туда или не «сядет»? Вместимость не менее 12 тысяч. Это будет года через три.

— Заполнится такой стадион?
— Думаю, да. Пожалуй, сейчас самая распространенная просьба к губернатору – помоги попасть на хоккей.

Беседовал Виктор ДЕМЕНЕВ

Запись опубликована в рубрике Социум с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

1 комментарий: Валерий Шанцев: «Торпедо» стало командой!

  1. Марина говорит:

    Стадион очень нужен, я вот даже и не сомневаюсь, что он будет заполнен. Сколько людей туда не попадает сейчас по 2 причинам. Дорогой абонемент, ажиотаж с билетами. Так что все будет тип топ. Валерий Павлинович, верим в ВАС и ваше желание возрадить в Нижнем Новгороде и областе спорт!!! Спасибо Вам и за Цирк, Планетарий! Да и за метро, которое уже скоро поедет вверхню часть города.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *