«Заря капитализма»

20 лет назад началась «либерализация цен»

20 лет назад, в январе 1992 года, граждане России впервые после долгих лет советской власти узнали, что такое рыночная экономика. Если выразиться точнее – рыночные цены. Люди привыкли к тому, что стоимость большинства товаров, от копеечного коробка спичек до пятнадцатитысячной «Волги», не меняется годами. Поэтому «новогодний сюрприз» от правительства Гайдара многим показался кошмарным сном. К примеру, возле рожка из белой муки, долгие годы стоившего пять копеек, появился устрашающий ценник – 90 коп. Сметана, долгие годы продававшаяся по 37 копеек, «взлетела» сразу до 60 рублей! В среднем же цены в магазинах выросли в 20 – 30 раз.

Либерализация цен являлась первым пунктом программы неотложных экономических реформ, одобренной Съездом народных депутатов РСФСР в октябре 1991 года. За нее тогда проголосовало 878 народных избранников из 894. Об этом, кстати, забывают многие критики последующих реформ, приписывая ответственность за них исключительно «не легшему на рельсы» президенту Борису Ельцину и премьер-министру Егору Гайдару.
Со 2 января 1992 года 90 % розничных и 80 % оптовых цен были освобождены от государственного регулирования. При этом контроль за уровнем цен на ряд социально значимых товаров и услуг (хлеб, молоко, общественный транспорт, услуги ЖКХ) был временно оставлен за государством. Наценки на такие товары были лимитированы. Помимо либерализации цен, в это же время начались и другие реформы, в частности либерализация зарплат, введение свободы розничной торговли и др.
ЕЛЬЦИН В НИЖНЕМ
В этих условиях 9 января в Нижний Новгород прибыл президент Б.Н. Ельцин. Целью его поездки по городам Поволжья было на месте оценить ход реформ и поддержать население в эпоху трудных испытаний. Визит был полон сюрпризов и импровизаций. Так, еще утром президент уклонился от намеченного маршрута и неожиданно появился в гастрономе на площади Горького (впоследствии магазин «Европа», ныне супермаркет «Spar»). Там он с изумлением увидел на прилавке масло крестьянское по 207 рублей за килограмм.
Губернатор области Борис Немцов, сопровождавший главу государства,  впоследствии вспоминал: «Прилетев, Ельцин высказал пожелание: «Хочу в гастроном». Я: «Пожалуйста. Прямо сейчас?» — «Да, и в какой — выберу сам». У него, чтобы ты знал, такая фишка была: мол, вы мне тут специально потемкинскую деревню устраиваете, а я не позволю пускать пыль в глаза... Едем, короче, по Нижнему, и вдруг около одного из гастрономов он скомандовал остановиться — ткнул пальцем: «Вот этот». Заходим, а там бабушки — набросились на него, естественно, с кулаками...
— ...и палками...
— ...«Что ты, — кричат, — натворил?!» Ельцин подошел к прилавку, увидел там напуганных продавцов, для которых появление президента было полнейшей неожиданностью».
Борис Николаевич сразу обратился к Немцову с вопросом: «А кто торгует маслом по таким ценам?» Заместитель губернатора Иван Скляров тут же сообщил, что «спекулянтами» являлись объединение «Горькиймолокопром» и его дочернее предприятие «Молокоторг». Тогда Борис Николаевич потребовал в суточный срок ликвидировать указанную контору, а цены «опустить». Немцов выполнил указание главы государства в тот же вечер! Вот как быстро и легко решались вопросы на заре капитализма.
Попутно в очереди за молоком президент встретил бывшего народного депутата СССР ректора Нижегородского университета Александра Хохлова. Тот, пользуясь случаем, пожаловался главе государства на социальную незащищенность людей и низкие зарплаты. Ельцин пообещал разобраться.
Стало известно, что на следующий день президент посетит Нижегородский универсам. Посему к указанной торговой точке еще с раннего утра стали подтягиваться жители и журналисты, желавшие лично пообщаться с Ельциным. «В день визита президента на работу вышли продавцы и кассиры, которые в этот день по графику могли отдыхать. Продавцов много, торговля шла бойко, молоко распродавали почти без очередей. По залу сновали телевизионщики и газетные репортеры, журналист Би-Би-Си Тим Хьюэлл брал свои первые интервью, — писали «Нижегородские новости». – Наступило время напряженного ожидания. Несколько раз кто-то истошно вопил с крыльца: «Едет!», но в очередной раз ошибался. Вдруг в толпе, стоящей на крыльце, делают коридор. По бокам – оцепление милиции. Испуганная бабушка с авоськой шарахается в сторону и к ближайшему милиционеру: «Милок, а в магазин-то можно зайти?» «Давай, бабка, быстрей!»
ЯБЛОКО ПРЕЗИДЕНТА
Вскоре со стороны еще не переименованной улицы Фигнер появился кортеж. Президентский ЗИЛ-41047 с российским флагом чуть притормозил, а потом вдруг резко рванул вперед. Оказалось, что Ельцин, увидев ожидавшую его толпу, не захотел участвовать в спланированном представлении и приказал сопровождавшим его лицам ехать на другую торговую точку, где его не ждали. В итоге через пять минут его лимузин внезапно затормозил у входа на Мытный рынок. Минуя изумленных посетителей, Борис Николаевич решительной походкой отправился прямиком к торговым рядам. Осмотрев небогатый, но дорогостоящий ассортимент продуктов, президент приобрел за 10 рублей яблоко крупного размера. Кстати, после отъезда главы государства какой-то человек с кавказской внешностью тут же купил президентский червонец за 100 рублей в качестве сувенира со словами: «Его сам прэзидэнт в руках дэржал, панимаэшь!»
Не обошлось и без «челобитных царю». Плачущая пожилая женщина сумела проскользнуть мимо охраны, возглавляемой известным Александром Коржаковым, и подсунуть Ельцину какое, — то письмо.
На выходе с рынка президент изрядно зачерпнул ботинком воды из грязной лужи, после чего отправился, на сей раз по плану, на Горьковский автозавод. Пресса так описывала происходящее: «Короткое выступление перед людьми у главной проходной. Далее – сборочный цех № 3 производства грузовых автомобилей. Лавирование среди не останавливающихся конвейерных лент, выступление с приступочки – и дальше. Короткая остановка под одним из «застойных» экономических лозунгов и реплика президента: «Вы бы лучше повесили другой лозунг – «Добьемся средней заработной платы 1258 рублей».
Побеседовав с руководством завода и конструкторами, жаловавшимися на трудное финансовое положение, Ельцин разрешил им продать за рубеж 300 бронетранспортеров, минуя Министерство обороны. 31-летний губернатор Борис Немцов, которому президент безоговорочно доверял, получил по итогам визита широкие полномочия и карт-бланш на проведение радикальных реформ, включая скорейшую приватизацию и прямые закупки товаров из-за границы. Кроме того, региону выделили 500 млн. в качестве финансовой помощи.
ДЖИН ВЫПУЩЕН
Введение рыночных цен не привело к быстрому наполнению магазинов товарами. Отечественные производители, десятилетиями  работавшие в условиях плановой экономики, оказались попросту не готовы к рынку и конкуренции. «Из ничего ничего не появится, — писали «Нижегородские новости» 10 января. – Безудержная государственная гонка цен никогда не заменит конкуренцию – а конкурировать сейчас некому и не с кем». Поэтому в первые недели рынка покупатели по-прежнему вынуждены были созерцать полупустые прилавки и стоять в очередях за молоком.
Однако буржуазного джина выпустили из бутылки. Оставалось только подождать. Вскоре нашлись предприимчивые граждане, быстро наладившие перепродажу товаров нерасторопных производителей и поставки из-за рубежа. Уже к весне обещанное правительством изобилие начало обретать реальные черты. Дефицит как явление природы навсегда канул в прошлое.
Впрочем, январский шок 1992 года был только началом нелегких испытаний и приключений. Впереди еще были гиперинфляция, ваучеры, обесценивание вкладов на сберкнижках, задержки зарплат и пенсий, разгул криминала…

 Виктор МАЛЬЦЕВ

Запись опубликована в рубрике История с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *