ОАО «Втормет»: банкротство во имя спасения

Судьба этого предприятия неоднократно находилась в центре внимания нашей газеты. В одном из прошлогодних номеров  (¹34, под заголовком «Банкротить нельзя возрождать») мы писали о социальной напряженности вокруг завода «Втормет»; тогда в редакцию обратились его бывшие работники, в том числе топ-менеджеры. Материал имел большой резонанс и получил много откликов. Увы, не все из них были позитивными. Выяснилось, что некоторые источники информации сумели ввести журналистов в заблуждение. Это стало поводом для дальнейшей проверки фактов и более глубокого анализа проблемы. Сегодня мы готовы изложить ее читателям под новым углом – с учетом уточненных данных.

Долговая пропасть
О славной истории предприятия мы писали в прошлой статье, поэтому останавливаться на этом вопросе не будем. Поясним лучше, почему завод оказался в столь сложном положении. Казалось бы, в советские годы он работал аж в три смены; сюда везли металлолом на переработку из многих регионов страны. В те годы «Втормет» был фактически монополистом в своей сфере деятельности. Но с переходом страны к рыночной экономике этот бизнес стал привлекать внимание все большего числа предпринимателей. Причем вновь создаваемые фирмы были более конкурентоспособны. Они предлагали более высокую цену за металлолом, жестче контролировали издержки и, как следствие, работали с высокой рентабельностью.
Чего не скажешь об ОАО «Втормет». Его руководство не сумело вовремя перестроиться под реалии рынка. Пытаясь решить благую задачу – сохранить старый коллектив,  оно завело завод в долговую яму. К слову, задолженность перед основным кредитором – Сбербанком – к 2008 году составляла более 360 миллионов рублей.
Если бы шаги по выходу из кризисного состояния были предприняты раньше, то ситуацию можно было исправить, считает сотрудник предприятия Алексей Колесников (в процедуре конкурсного производства исполнял обязанности главного инженера ОАО «Втормет»). «Нужно было лишь продать 3 цеха и расплатиться с долгами, — говорит он. – Однако руководство завода, вместо того, чтобы спасать производство, преследовало свои «шкурные интересы». Когда же в конце 2008 года цены на металл упали в разы, выбраться из долгов уже не представлялось возможным».
Видя, что возвращать заемные деньги предприятие не может и не хочет, один из кредиторов – «Нижегородская сбытовая компания» – подал в суд, который ввел в отношении «Втормета» процедуру наблюдения. Временным управляющим была назначена Людмила Хохлова.
К сожалению, в этот период ситуация на заводе не улучшилась. Долги предприятия неуклонно росли. Социальная обстановка накалилась до предела. Коллективу завода перестали выплачивать заработную плату. Ежемесячно зарплатная задолженность увеличивалась более чем на 3,5 миллиона рублей. Осенью 2009 года она достигла 26 миллионов рублей. И это не считая прочих долгов. Что оставалось делать в этом случае? Для спасения ОАО «Втормет» требовались огромные инвестиции. На тот момент их не было. Выход оставался один – банкротство.
Прорывая замкнутый круг
В ноябре 2009 года собрание кредиторов приняло решение ввести на предприятии конкурсное производство. Иными словами, сократить персонал, распродать имущество, чтобы расплатиться с долгами, и тем самым полностью ликвидировать предприятие как юридическое лицо. Конкурсным управляющим по решению собрания кредиторов был назначен опытный арбитражный управляющий из Москвы Владимир Лимонов. Вскоре его кандидатуру утвердил суд.
Задача перед Лимоновым стояла непростая – провести процедуру банкротства предприятия так, чтобы суметь расплатиться с долгами. Деньги для этого можно было найти, продав имущество завода. Производственная площадка «Втормета» включала в себя 80 объектов недвижимости, а также оборудование. Общая стоимость всего имущества – сотни миллионов рублей. Однако тут же обнаружилась серьезная загвоздка: большинство объектов не имело паспортов собственности и, соответственно, не могло быть продано на торгах. Чтобы произвести инвентаризацию, необходимо было изыскать 3 миллиона рублей. Но откуда их взять на заводе-банкроте? Проблема заключалась в том, что расходы на инвентаризацию, согласно закону, не относились к числу первоочередных при процедуре банкротства. В первую очередь требовалось погасить долги по зарплате. Возник замкнутый круг.
Разорвать его было нелегким делом. Но необходимым. На кону стояло благополучие сотен работников. Управляющего Лимонова регулярно вызывали на беседы то к губернатору, то в прокуратуру. Совместно искались пути выхода из положения.
Лишь в июне 2010 года, после долгих и трудоемких судебных споров, удалось получить необходимое решение арбитражного суда: расходы на регистрацию объектов недвижимости становились «внеочередными». Инвентаризация была проведена. Потом суд утвердил порядок продажи, и в конце 2010 года имущество, наконец, было выставлено на торги.
Как и полагается по закону, они были организованы на электронной торговой площадке и проходили в три этапа. На первом имущество выставлялось единым лотом по стартовой цене 365 миллионов рублей. Покупателя, к сожалению, не нашлось. На втором этапе цена лота была снижена на 10%. Заявок на покупку также не поступило. И лишь на третьем этапе, в мае 2011 года, когда имущество выставили на торги «в нарезку», удалось распродать большую часть объектов ОАО «Втормет».
Поскольку вся недвижимость завода на тот момент находилась в залоге у Сбербанка, он получил большую часть – 80% – вырученных от реализации имущества средств. 5% пошли на расходы конкурсного управляющего, 15% — на погашение задолженности по заработной плате. Всего за лето 2011 года сотрудникам, по словам Алексея Колесникова, было выплачено практически 100% суммы долгов по зарплате. Тем самым была решена первоочередная задача – люди получили кровно заработанные деньги.
Больной проблемой оставалась судьба общежития «Втормета». Как удалось выяснить команде арбитражного управляющего, после приватизации 1992 года общежитие оставалось в федеральной собственности, но по договору с КУГИ НО обязанности по содержанию возлагались на предприятие. Перед введением процедуры конкурсного производства территориальное управление ФАУФИ (орган по управлению федеральным имуществом в Нижегородской области) передало общежитие в собственность муниципального образования «Город Нижний Новгород». Однако город фактически самоустранился от решения проблем общаги. Когда энергетики за долги отключили завод от электро- и теплоснабжения, то света и тепла не стало и у жилого объекта (ведь коммунальные услуги он получал от предприятия). Лишь вмешательство прокуратуры и журналистов при активной позиции конкурсного управляющего не позволило семьям заводчан замерзнуть зимой в своих квартирах.
Далее последовало обращение в суд, который постановил передать общежитие на баланс муниципалитета. В результате у жилья появился надежный владелец, под крылом которого заводчане должны почувствовать хоть какую-то уверенность в завтрашнем дне.
«Сейчас ситуация в общежитии нормализовалась, — уверяет Алексей Колесников (также являющийся жильцом общаги). – Оно находится под управлением ДУКа Канавинского района, подключено к другой котельной. Проблем нет ни с отоплением, ни с электроэнергией».
Конец истории?
Итак, социальные вопросы предприятия были решены. Но что стало с самим заводом? Читателю наверняка интересно, что произошло непосредственно с производственной площадкой. Как-никак, она занимает почти 27 гектаров и включает множество различных объектов. Некоторое оборудование может считаться уникальным, поскольку его не найти на других заводах страны. Предприятий, которые выпускают мостовые краны, в России можно пересчитать по пальцам одной руки. «Втормет» был одним из них. Неудивительно, что желающие приобрести его производственные площади нашлись довольно быстро.
Так, цех по выпуску мостовых кранов купил Набережно-челнинский крановый завод. Важно, что он не просто возобновит здесь производство, но и трудоустроит на него бывших сотрудников ОАО «Втормет».
Кадры предприятия понадобились также заводу «Нител», который приобрел на торгах более 7 тысяч квадратных метров производственных площадей.
Солидную долю имущества «Втормета» купила Волго-Вятская инвестиционная компания; она займется переработкой лома, а также железнодорожным направлением. Таким образом, профиль деятельности предприятия-банкрота в целом сохранен.
«Сейчас новые владельцы цехов преимущественно заняты решением коммунальных вопросов. Работа движется. Уже подключено к отоплению заводоуправление. Думаю, весной производственные процессы на заводе заметно активизируются», — отметил Алексей Колесников.
Важно, что новые собственники получили производство свободным от долгов. Это, безусловно, является результатом напряженного труда команды конкурсного управляющего. Сложно представить, какую массу документов пришлось перелопатить подготовленным в рамках конкурсного производства специалистам предприятия. За три четверти столетия существования завода накопилось столько бумаг, что они еле уместились в три удлиненных «Газели». Тем не менее процедура банкротства была завершена в кратчайшие сроки. (За оперативное решение проблемы управляющий Лимонов получил благодарственное письмо от Волго-Вятского банка Сбербанка РФ). К весне 2012 года будут улажены последние формальности, и ОАО «Втормет», как юрлицо, перестанет существовать.
На этом его история канет в Лету. Зато не закончилась история производства. Просто теперь на заводской площадке будут работать новые управленцы, трудоустроившие, кстати, многих бывших сотрудников предприятия. Будем надеяться, что новые собственники окажутся более эффективными управленцами, нежели их предшественники.
«Лом уходит в землю»
Не исключено, что в недалеком будущем наша газета снова обратит внимание на события вокруг теперь уже не существующего ОАО «Втормет». Дело в том, что аудиторская проверка в рамках уголовного дела, возбужденного по признакам преднамеренного банкротства, выявила на предприятии недостачу в размере свыше 220 миллионов рублей. Куда делись эти средства? Пока ответ на этот вопрос неясен. Им займутся правоохранительные органы. Вероятно, будет заведено уголовное дело о хищении в особо крупном размере.
Можно предположить, что в числе подозреваемых окажутся представители бывшего руководства завода. Сегодня они наверняка полагают, что банкротство предприятия означает «концы в воду». Впрочем, в нашем случае «концы» уходят не в воду, а в землю. Как поясняют специалисты, при производственном процессе часть лома металла действительно со временем уходит в землю. Но не на 220 же миллионов!
Любопытный момент: «Втормет», как и многие нынешние компании России, представлял собой в некотором смысле семейный подряд. И сын, и дочь генерального директора предприятия Василия Горелова, заслуженного производственника, вели предпринимательскую деятельность на территории завода.
Фирма сына – ЗАО «ЭЛКО» – занималась заготовкой лома, ООО «Ромеко», принадлежавшее дочери, – переработкой металлолома. Аудиторы не без оснований полагают, что расходы конторок, которые использовали помещения, оборудование и ресурсы предприятия практически бесплатно, ложились на плечи ОАО «Втормет», а детям без лишней головной боли доставалась вся чистая прибыль.
Кстати, сын Горелова при этом еще числился заместителем генерального директора ОАО «Втормет». По документам значилось, что он за долгие годы своей работы ни разу не ходил в отпуск и, так же как и многочисленный коллектив завода, вкалывал без заработной платы. В итоге суд постановил выплатить ему более 5 миллионов рублей долга. Таким вот образом у нас в стране восстанавливают справедливость.

Запись опубликована в рубрике Скандал недели с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *